Аналитика

Следуйте за нами

Новости судебной практики в области налогов, сборов, страховых взносов РФ. №8, 2017

06.09.2017
PDF-версия
Содержание

1.  Необоснованная налоговая выгода

1.1.  Обвинение в создании схемы «дробления бизнеса» в связи с применением взаимозависимыми компаниями УСН
Вывод: инспекцией не представлено доказательств того, что обособление юридических лиц направлено на получение необоснованной налоговой выгоды путем создания искусственных условий («дробления бизнеса») для применения наиболее благоприятной системы налогообложения; сам по себе факт применения созданными организациями УСН не свидетельствует о занижении налоговой базы Обществом и о том, что выручка контрагентов, применяющих УСН, полученная от реализации топлива, является выручкой Общества (Постановление АС ЗСО от 19.07.2017 по делу № А03-16177/2015).
Стадия: срок обжалования в СКЭС ВС РФ не истек
См. изменения в следующих выпусках

Обстоятельства дела: Общество на основании договоров поставки и перевозки реализовывало ГСМ в адрес сети АЗС (10 организаций). Каждая АЗС – самостоятельное юридическое лицо, применяющее УСН.
Также были заключены агентские договоры, в рамках которых АЗС от имени Общества отгружали топливо по транспортным картам.
По результатам проверки (2011-2013 гг.) инспекция доначислила Обществу налог на прибыль и НДС, пени и штрафы, обвинив Общество в создании схемы уклонения от налогообложения, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды вследствие действий, направленных на «дробление бизнеса» с участием взаимозависимых организаций.
Инспекция поставила под сомнение деятельность указанных лиц, указав, что организации (АЗС) были созданы учредителями или родственниками учредителей Общества.
Кроме того, налоговый орган ссылался на то обстоятельство, что до 2008 г. деятельность АЗС осуществляли иные организации (были созданы в период с 2000 по 2004 годы), взаимозависимые с Обществом по тем же основаниям (родственники среди учредителей и руководителей).
В результате налоговый орган пришел к выводу, что единственной целью выделения каждой АЗС в самостоятельное юридическое лицо было получение возможности применять УСН. В рамках единой организации данный спецрежим не мог быть применен, учитывая выручку и численность персонала.
Решение суда: суды трех инстанции признали решение инспекции незаконным.
Судами были подробно исследованы фактические обстоятельства создания Общества и каждой автозаправочной станции, в т.ч. произошедшие за период с 1999 г. изменения в структуре собственников АЗС. 
На момент создания Общества (1999 г.) существовала только одна АЗС и она была в собственности одного из текущих учредителей Общества. Все остальные АЗС либо строились, либо приобретались физическими лицами после указанной даты и впоследствии вносились в уставные капиталы вновь созданных юридических лиц (АЗС), в связи с чем создание обществ является не дроблением (выделением) имеющегося бизнеса Общества, а реализацией прав физических лиц - собственников АЗС на получение доходов от их эксплуатации и (или) перепродажи. Действующее законодательство не ограничивает право граждан на создание юридических лиц, решения учредителей и руководителей о создании юридических лиц и участии в них в качестве руководителей не может являться нарушением закона.
Налоговым органом не представлено доказательств того, что: 
- руководители спорных обществ (АЗС) не осуществляли самостоятельного руководства организациями, не владели информацией о контрагентах, не избирали ценовую политику, не распоряжались денежными потоками;
- приобретение ГСМ каждой из спорных организаций, а также оплата транспортных услуг были менее выгодны и осуществлялись по более высоким ценам, чем это могло быть при приобретении таких же товаров (услуг), но у других лиц;
- спорные организации не имели возможности оплатить транспортные услуги по доставке ГСМ у других поставщиков;
- факт взаимозависимости повлиял на условия и экономические результаты сделок и деятельности участников хозяйственного оборота, а также не представлено доказательств необоснованного уменьшения налоговых обязательств.
Доводы относительно использования всеми организациями совместного VPN-сети Сбербанка России, руководства организациями одними и теми же лицами, перехода сотрудников и лиц, занимающих руководящие должности, при прекращении деятельности старых организаций во вновь созданные общества, находящиеся по тем же адресам, осуществлении реализации по одинаковым топливным картам, не свидетельствуют о формальном ведении бизнеса. 
Кроме того инспекцией не представлено доказательств того, что: 
- спорные организации осуществляли деятельность по единой схеме, регистрировались и ликвидировались в одно время; 
- Общество осуществляло выплаты заработной платы сотрудникам других организаций;
- денежные средства, полученные указанными юридическими лицами, объединялись путем перечисления Обществу.
При этом не было учтено, что общества (АЗС) осуществляют виды деятельности, которые в целом представляют собой единый производственный (технологический) процесс или неразрывно взаимосвязаны с учетом фактической организации деятельности.
Каждая из организаций осуществляла реальную деятельность на автозаправочных станциях со своей инфраструктурой, расположенных по разным адресам; в договорах на реализацию ГСМ спорными организациями цена устанавливалась на уровне розничной цены на нефтепродукты или незначительно от нее отличающейся.
Вмененная Обществу налоговая схема не повлекла с экономической точки зрения ущерба для бюджета. В 2012 году налогоплательщик и спорные организации даже без учета экономии по налогу на прибыль заплатили в бюджеты разных уровней налогов больше на 1 294 523 руб., чем это следовало сделать, по мнению налогового органа.
У вмененной схемы отсутствует необходимый признак, а именно экономия налоговых платежей (наличие отрицательной разницы между фактическими платежами и теми, которые, как считает налоговый орган, должны быть осуществлены налогоплательщиком).
Сам по себе факт применения обществами УСН не свидетельствует о занижении налоговой базы Обществом и не свидетельствует о том, что выручка обществ (АЗС), применяющих УСН, полученная от реализации топлива, является выручкой Общества.

Комментарий: аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении АС УО от 12.07.2017 в деле № А76-16269/2013 со схожими обстоятельствами.

2.  Налоговый учет

2.1.  Передача расходов головного офиса иностранной организации  ее российскому представительству
Вывод: постоянное представительство иностранной организации правомерно учло расходы, переданные головной компанией. Вывод инспекции о недостаточном документальном подтверждении переданных расходов является формальным. Поскольку расходы были понесены в Германии, инспекция должна была исследовать содержание представленных документов и сделать вывод о том, оформлены ли эти документы в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве (Постановление АС МО от 11.07.2017 по делу № А40-121559/2016).
Стадия: срок обжалования в СКЭС ВС РФ не истек
См. изменения в следующих выпусках

Обстоятельства дела: головной офис иностранной компании (Германия) передал в московский филиал (далее - Филиал) часть расходов на оплату труда сотрудников головного офиса, осуществляющих деятельность, в т.ч. в интересах Филиала. Во время проверки Филиал представил перечень документов, подтверждающий несение расходов (авизо по передаче затрат из головного офиса в Филиал, контракты, акты, штатные расписания и т.д.).
Налоговый орган, посчитав, что представленных документов недостаточно, отказал Филиалу в признании расходов для целей налога на прибыль. 
Решение суда: исходя из положений п. 3 ст. 7 Соглашения между РФ и ФРГ об избежании двойного налогообложения от 29.05.1996, при определении прибыли филиала немецкой компании в РФ допускается вычет расходов, понесенных для целей постоянного представительства этой компании ее головным офисом, в т.ч. и в другом государстве. Указанные расходы, включающие расходы на оплату труда сотрудников головной организации, осуществляющих трудовую деятельность в интересах филиала, расходы, понесенные головной организацией в интересах филиала, включаются в состав расходов постоянного представительства, указанных в п. 1 ст. 307 НК РФ, в случае соответствия этих расходов общим критериям, установленным гл. 25 части второй НК РФ. 
При этом требование об оформлении документов в соответствии с законодательством РФ распространяется только на операции, осуществляемые непосредственно отделениями иностранных организаций, находящимися на территории РФ.
Согласно правовой позиции ВАС РФ, (Определение от 08.11.2007 № 14307/07), передача головным офисом расходов филиалу (постоянному представительству) производится на основании акта передачи расходов, который является первичным документом, на основании которого указанные расходы учитываются при исчислении налога на прибыль. Таким образом, документальным обоснованием передачи расходов головного предприятия может быть как сам акт приема-передачи расходов (Авизо), так и иные документы.
Спорные расходы понесены в иностранном государстве, в связи с чем документальным подтверждением являются документы, оформленные головным офисом в установленном им порядке, с описанием операций и сумм, которые возможно отнести к конкретному виду расходов. 
Судами двух инстанций правомерно отклонены доводы об отсутствии документального подтверждения ввиду неясности расходов. Все расходы передавались в Филиал по утвержденной методике распределения расходов, понесенных через головной офис, по актам и счетам, в которых подробно указаны суммы передаваемых затрат, основания их возникновения, а также содержится ссылка на оправдательные документы. 
Поскольку спор возник по поводу расходов, понесенных на территории Германии, инспекция должна была исследовать представленные Филиалом для подтверждения факта несения затрат документы и сделать вывод о том, между какими лицами и о чем они составлены; оформлены ли эти документы в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве. 
Указанные выводы в акте проверки и решении отсутствуют. В решении перечислены представленные Филиалом документы и сделан вывод, что этих документов недостаточно. Данный  вывод является формальным, не основанным на содержании документов. В решении не приведены мотивы, почему указанные документы не могут подтверждать факт несения расходов на территории Германии.

3.  Налоговые вычеты по НДС

3.1.  Восстановление НДС по авансам с учетом положений договора подряда
Вывод: Обществом не соблюден установленный в договорах и дополнительных соглашениях к ним порядок  зачета аванса (процент), что свидетельствует о невыполнении требований п. 3 ст. 170 НК РФ, которым предусмотрена обязанность налогоплательщика в случае получения товара (работ, услуг) восстановить ранее предъявленный при уплате аванса к вычету НДС в полном объеме. (Определение ВС РФ от 25.07.2017 по делу № А40-227695/2015).

Обстоятельства дела: в проверяемом периоде (3 квартал 2014) Общество восстановило НДС, ранее принятый к вычету по авансам, пропорционально доле авансов, зачтенных в счет оплаты принятых от субподрядчиков работ в соответствии с условиями договоров.
По результатам камеральной проверки налоговый орган посчитал такое частичное восстановление НДС неправомерным, поскольку положениями п. 3 ст. 170 НК РФ предусмотрена обязанность налогоплательщика в случае получения товара (работ, услуг) восстановить НДС с аванса полностью.
Позиция Общества: восстановление НДС обоснованно осуществлялось пропорционально размеру авансового платежа в соответствии с условиями заключенных договоров подряда (субподряда). Поскольку обязанность по восстановлению сумм НДС поставлена в зависимость от факта приобретения товаров (работ, услуг) и принятия НДС по ним к вычету, то восстановлению подлежат суммы НДС, определенные исходя из сумм, которые по итогам налогового периода перестают являться оплатой (частичной оплатой) в счет предстоящих поставок. По суммам, которые остаются авансами (т.е. не зачтены в счет полученной поставки), НДС восстановлению не подлежит.
Решение суда: Верховный суд согласился с выводами  судов нижестоящих инстанций о законности решения инспекции. 
При этом ВС РФ указал, что судами установлено неправомерное произвольное восстановление налогоплательщиком сумм НДС (несоблюдение установленного сторонами в договорах и дополнительных соглашениях процента зачета аванса либо восстановление налога при отсутствии в договорах порядка зачета аванса) и их несоответствие суммам налоговых вычетов, заявленным контрагентами (что подтверждено представленным в материалы дела регистрами бухгалтерского учета).
Кроме того, суды первых двух инстанций отметили, что Федеральным законом от 21.07.2014 № 238-ФЗ, вступившим в силу с 01.10.2014 (т.е. уже после проверяемого периода), были внесены изменения в абз. 3 пп. 3 п. 3 ст. 170 НК РФ, позволяющие применять иной порядок восстановления сумм НДС. Изменения не распространяются на предшествующие налоговые периоды, в т.ч. и на проверяемый.

Комментарий: Согласно судебным актам судов первой и апелляционной инстанций, основной причиной отказа в удовлетворении требований налогоплательщика стало установленное восстановление НДС не в соответствии с условиями договоров. Кроме того, налогоплательщик ссылался на дополнительные соглашения к договорам, которые предоставил только в суд (не раскрыл на досудебной стадии обжалования). При этом суды установили, что контрагенты в ряде случаев зачитывали авансовый НДС в другой сумме (проценте).
При этом постановление АС Московского округа лишено указания на данные факты – в нем лишь содержится общий вывод о том, что п. 3 ст. 170 НК РФ не предусматривает частичное восстановление НДС; выводов о различиях редакций п. 3 ст. 170 НК РФ также не приведено, что явно создает риски необоснованных ссылок на данный судебный акт, как на универсальную позицию на уровне судебного округа по вопросу восстановления авансового НДС.
Ситуацию поправил ВС РФ, который отказал в пересмотре дела, однако указал, что причиной тому является установленное несоответствие фактически восстановленных сумм аванса и условий договоров, а также иной порядок восстановления НДС контрагентами Общества.


3.2.  Вычет НДС при отсутствии операций по реализации
Вывод: отсутствие в проверяемом периоде выручки от реализации либо заключенных договоров на поставку продукции, при наличии реальной деятельности налогоплательщика, не влечет отказ в применении заявленных налоговых вычетов и возмещении НДС (Постановление АС УО  от 12.07.2017 по делу № А60-38681/2016).
Стадия: срок обжалования в СКЭС ВС РФ не истек
См. изменения в следующих выпусках

Обстоятельства дела: по результатам проверки инспекция отказала в возмещении НДС по приобретенным услугам (доступ в интернет, почта, уборка производственных и служебных помещений, абонентское обслуживание информационных систем, аренда помещения). При этом налоговый орган указал, что операции по реализации у налогоплательщика отсутствуют в течение длительного периода времени.
Операции по реализации у Общества отсутствовали в связи со следующим. Общество подало заявку на участие в запросе предложений на право заключения договора на поставку оборудования, но не было допущено для процедуры оценки и сопоставления заявок, поскольку заявка не соответствовала требованиям. В дальнейшем, только через некоторое время Общество прошло процедуру аккредитации и получило возможность участвовать в процедурах выбора поставщика.
Позиция налогового органа: налогоплательщиком в течение III, IV кварталов 2014 года, I, II, III, IV кварталов 2015 г. не осуществлялись операции, облагаемые НДС; счета-фактуры на реализацию товаров (выполнение работ, оказание услуг) не выставлялись, что подтверждается декларацией, в которой операции по реализации не отражены, а также книгой продаж. Осуществление Обществом хозяйственных операций, признаваемых объектом обложения НДС,  не установлено, соответственно, налогоплательщик не вправе принять к вычету НДС по общехозяйственным расходам. 
Ошибочны ссылки на правовую позицию Президиума ВАС РФ от 03.05.2006 № 14996/05 о том, что реализация товаров (работ, услуг) по конкретным операциям в том же налоговом периоде не является в силу закона условием применения налоговых вычетов. Данная правовая позиция не имеет практикообразующего значения для рассматриваемого спора. У Общества вообще отсутствует объект налогообложения по НДС. Налоговым органом рассматривалось наличие у налогоплательщика объекта налогообложения по НДС в целом.
В случае если приобретенные товары (работы, услуги) не используются налогоплательщиком для операций, подлежащих налогообложению, то оснований для вычета сумм налога, предъявленных при их приобретении, не имеется (см. письмо Минфина России от 25.11.2015 № 03-07-11/68400).
Решение суда: суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении требований Общества, исходил из того, вычет НДС неправомерен, т.к. отсутствовали операции, признаваемые объектом налогообложения НДС. 
Суд апелляционной инстанции, выводы которого поддержал кассационный суд, отменил решение суда первой инстанции и удовлетворил требование Общества в силу следующего.
Инспекция не представила доказательства приобретения Обществом спорных услуги для операций, которые не облагаются НДС. 
Временное неиспользование имущества для этих целей (отсутствие реализации) не является правовым основанием для отказа в применении налоговых вычетов и возмещения НДС.
Представленные в налоговый орган документы подтверждают право на вычет; какого-либо несоответствия документов требованиям ст. 169, 171, 172 НК РФ не установлено.
Положения гл. 21 НК РФ не связывают право на получение вычетов с моментом дальнейшей реализации (использования) товаров и результатов работ (услуг). В ст. 171, 172 НК РФ право налогоплательщика на применение налоговых вычетов не ставится в зависимость от использования приобретенных товаров, работ (услуг) для осуществления налогооблагаемой деятельности в периоде их приобретения, равно как и от начала использования товаров либо результатов работ (услуг) в такой деятельности.
Определяющим моментом служит назначение приобретенных товаров (работ, услуг) и потенциальная возможность их использования в облагаемой НДС деятельности; отсутствие в проверяемом периоде выручки от реализации либо заключенных договоров на поставку продукции при наличии реальной деятельности плательщика (в т.ч. исполнение договоров на гарантийное обслуживание, участие в конкурсных отборах на право заключения договоров, ведение бухгалтерии, уплата соответствующих налогов (НДФЛ, страховые взносы)) с учетом характера понесенных расходов не влечет отказ в применении заявленных налоговых вычетов по НДС.

4.  Налоговый агент «НДФЛ»

4.1.  Уплата НДФЛ головным офисом за обособленные подразделения
Участник дела: АО «Транснефть-Метрология»
Вывод: если НФДЛ за обособленные подразделения удержан и перечислен своевременно и в полном объеме по месту нахождения головной организации (что обусловлено несвоевременным представлением налоговым органом уведомления о постановке обособленного подразделения на налоговый учет), то задолженность перед бюджетом не образуется и основания для начисления пени и штрафа отсутствуют (Решение АСГМ от 18.07.2017 по делу № А40-203789/2016).
Стадия: сроки обжалования истекли

Обстоятельства дела: головная организация Общества (г. Москва) в связи с несвоевременным представлением налоговым органом уведомлений о постановке обособленных подразделений (иные регионы РФ) на налоговый учет уплатила НДФЛ за обособленные подразделения по месту своего нахождения (или другого обособленного подразделения в соответствующем субъекте РФ). 
После получения уведомлений производилась доплата суммы НДФЛ в бюджет по месту нахождения обособленных подразделений, и одновременно с этим зачитывался налог, ранее уплаченный за обособленное подразделение по месту нахождения головной организации. В результате у головной организации образовалась переплата. Инспекция не учла образовавшуюся переплату и за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) в установленный НК РФ срок сумм НДФЛ, подлежащего перечислению налоговым агентом, начислила пени и штраф. 
Решение суда: начисление пеней и привлечение к ответственности по ст. 123 НК РФ незаконно. 
Согласно материалам дела, уплата налога не по месту нахождения обособленных подразделений осуществлялась в случае несвоевременного представления налоговым органом в адрес Общества уведомлений о постановке обособленных подразделений на налоговый учет.
В случае своевременной уплаты НДФЛ не по месту нахождения обособленного подразделения, а по месту нахождения головной организации, сроки уплаты не нарушаются, задолженность перед бюджетом не образуется, в связи с чем основания для начисления пени и привлечения к ответственности по  ст. 123 НК РФ, отсутствуют.
Согласно ст. 75 НК РФ пени уплачиваются при наличии недоимки. Вместе с тем, поскольку в ст. 75 НК РФ не содержатся положения, в соответствии с которыми начисление пеней зависит от порядка распределения сумм налогов между бюджетами разных уровней, то в случае уплаты НДФЛ не по месту нахождения обособленного подразделения, а по месту нахождения головной организации, начисление пеней неправомерно. Письмами ФНС России от 02.08.2013 № БС-4-11/14009, от 07.04.2015 № БС-4-11/5717@ разъяснено, что в случае уплаты НДФЛ не по месту нахождения обособленного подразделения, а по месту нахождения головной организации, сроки уплаты не нарушаются, задолженность перед бюджетом не образуется.
Также, ФНС России в письме от 07.04.2015 № БС-4-11/5717@ указала, что при привлечении к ответственности по ст. 123 НК РФ необходимо руководствоваться судебной практикой. В Постановлением Президиума ВАС РФ от 24.03.2009 № 14519/08 указано, что ст. 123 НК РФ не предусматривает для налогового агента ответственность в случае, когда нарушен порядок перечисления удержанного НДФЛ. Следовательно, если налог удержан и перечислен своевременно и в полном объеме по месту нахождения головной организации, то основания для начисления пени и привлечения к ответственности отсутствуют. 
Судом установлено, что исходя из представленных Обществом документов, НДФЛ за работников обособленных подразделений своевременно и в полном объеме перечислен Обществом в бюджет.
Соответственно, с учетом переплаты по НДФЛ, образовавшейся по головной организации, основания для начисления пеней и штрафа отсутствуют. 
Вывод о неправомерности начисления штрафа и пени в рассматриваемой ситуации (независимо от того, находится головная организация и ее подразделения в одном субъекте РФ или в разных) подтверждается многочисленной судебной практикой (см. перечень в тексте судебного акта).


4.2.  Отсчет трехлетнего периода для возврата переплаты по НДФЛ
Вывод: инспекция неправомерно исчислила трехлетний срок для обращения с заявлением о возврате НДФЛ с даты уплаты авансовых платежей в течение налогового периода – срок давности начинает течь с момента истечения срока представления налоговой декларации за налоговый период, в котором уплачивались авансовые платежи. 
Более того, поскольку требования налогоплательщика носят имущественный характер и сводятся к обязанию инспекции возвратить переплату, трехлетний срок исчисляется с даты, когда налогоплательщик узнал о нарушении своих прав, т.е. с даты вынесения инспекцией решения об отказе в возврате налога (Постановление АС УО от 12.07.2017 по делу № А60-49585/2016).
Стадия: срок обжалования в СКЭС ВС РФ не истек
См. изменения в следующих выпусках

Обстоятельства дела: 29.04.2013 ИП подал налоговую декларацию по НДФЛ за 2012 г. 
С учетом перечисленных в течение года авансовых платежей образовалась переплата (1 312 627 руб.). 
Сумма переплаты зачитывалась инспекцией в счет уплаты НДФЛ за 2013, 2014 годы.
08.02.2016 ИП обратился в налоговый орган с заявлением о возврате оставшейся суммы переплаты (260 000 руб.).
19.02.2016 инспекция вынесла решение об отказе в возврате налога в связи с пропуском налогоплательщиком срока, установленного п. 7 ст. 78 НК РФ, который, по мнению инспекции, следует исчислять с момента непосредственной уплаты в бюджет соответствующих сумм авансовых платежей (2012 год). 
Решение суда: суды трех инстанций признали решение инспекции незаконным. В силу п. 7 ст. 78 НК РФ заявление о зачете или о возврате суммы излишне уплаченного налога может быть подано в течение трех лет со дня уплаты указанной суммы. Вместе с тем, в соответствии с правовой позицией, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 28.06.2011 № 17750/10, а также в определении ВС РФ от 03.09.2015 № 306-КГ15-6526/2014 в случае, когда налогоплательщиком не было заявлено требование о возврате излишне уплаченного авансового платежа, произведенного по итогам отчетного периода, данный платеж как результат финансово-хозяйственной деятельности налогоплательщика учитывается на дату окончания следующего отчетного и налогового периода. Определение окончательного финансового результата и размера налоговой обязанности по налогу в этом случае производится налогоплательщиками в годовой налоговой декларации. В этой связи юридические основания для возврата переплаты по итогам финансово-хозяйственной деятельности наступают с даты представления налоговой декларации за соответствующий год, но не позднее срока для ее представления в налоговый орган.
Срок представления налоговой декларации по НДФЛ за 2012 год определен как 30.04.2013. Налогоплательщик обратился в инспекцию 08.02.2016, т.е. в пределах трехлетнего срока, установленного п. 7 ст. 78 НК РФ. Таким образом, у налогового органа не имелось правовых оснований для отказа в возврате спорной суммы в порядке ст. 78 НК РФ.
Вместе с тем, судами первой и апелляционной инстанций указано, что норма п. 8 ст. 78 НК РФ не препятствует гражданину в случае пропуска трехлетнего срока, установленного п. 7 ст. 78 НК РФ,  обратиться в суд с иском о возврате из бюджета переплаченной суммы в порядке гражданского или арбитражного судопроизводства. В этом случае действуют общие правила исчисления срока исковой давности - со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ч. 1 ст. 200 ГК РФ) (Определение Конституционного суда от 21.06.2001 № 173-О; п. 79 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой НК РФ»).
Суды указали, что о нарушении своего права на возврат спорных сумм налогоплательщик узнал после принятия налоговым органом решения от 19.02.2016, соответственно, при обращении в суд с заявлением 17.10.2016 трехлетний срок давности нарушен не был.

5.  Налоговая ответственность

5.1.  Начисление недоимки, превышающей суммы доначислений, указанных в приговоре суда по уголовному делу
Вывод: приговор по уголовному делу с меньшей суммой доначислений не имеет преюдициального значения для арбитражного спора, т.к. приговор вынесен с применением особого порядка принятия судебного решения (гл. 40 УПК РФ), без проведения судебного разбирательства. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности не влечет освобождения от налоговой ответственности. Повторного привлечения к ответственности не происходит (Постановление АС УО от 18.07.2017 по делу № А76-11407/2016).
Стадия: срок обжалования в СКЭС ВС РФ не истек
См. изменения в следующих выпусках

Обстоятельства дела: инспекция доначислила предпринимателю налоги (13 631 900 руб.), пени и штрафы. Арбитражные суды трех инстанций отказали в удовлетворении требований предпринимателя о признании решения инспекции незаконным. Позднее в отношении предпринимателя судом общей юрисдикции был вынесен обвинительный приговор по уголовному делу (штраф 300 000 руб.), однако на основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ предприниматель был освобожден от наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования. 
С вынесением указанного приговора предприниматель связывает факт незаконного привлечения его к налоговой ответственности, а также незаконное вменение сумм доначислений (13 631 900 руб.), превышающих суммы доначислений, указанных в приговоре суда (8 258 673 руб.). 
Решение суда: на основании положений ч. 2 ст. 86 УК РФ, п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24, ч. 8 ст. 302 УПК РФ, предприниматель освобожден от назначенного наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования и в порядке ч. 2 ст. 86 УК РФ считается несудимым. В связи с этим, повторное привлечение предпринимателя к ответственности отсутствует, нарушений положения ст. 108 НК РФ инспекцией не допущено. 
Довод о преюдициальном значении приговора суда отклонен, т.к. данный приговор вынесен с применением особого порядка принятия судебного решения (гл. 40 УПК РФ), без проведения судебного разбирательства.


5.2.  Привлечение руководившего компанией до слияния лица к субсидиарной ответственности при банкротстве новой компании
Вывод: лицо, являющееся генеральным директором и учредителем организации, ликвидированной в ходе слияния, может быть привлечено к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве вновь созданной организации в части доначисленных сумм налогов, пеней и штрафов, которые были предъявлены реорганизованной организации по деятельности правопредшественника (Постановление АС ЗСО от 10.07.2017 по делу № А45-9562/2015).
Стадия: дело передано на новое рассмотрение в суд первой инстанции
См. изменения в следующих выпусках

Обстоятельства дела: Общество было создано 04.08.2014 в результате слияния нескольких юридических лиц (т.е. является правопреемником).
24.06.2015 в отношении Общества инициирована процедура банкротства (введено наблюдение), а 23.11.2015 открыто конкурсное производство.
12.11.2015 в реестр требований кредиторов включено требование налогового органа о взыскании задолженности в размере 6,5 млн руб. Данная сумма была отражена в решении по проверке лица, ликвидированного в результате реорганизации (Должник). Решение было вынесено уже после ликвидации Должника.
Указанная задолженность в силу п. 2 ст. 50 НК РФ была возложена на Общество.
Конкурсный управляющий Общества заявил требование о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам Общества (сумма налоговых доначислений) бывшего руководителя Должника. Налоговый орган поддержал заявление.
Выводы судов первой и апелляционной инстанции: функции единоличного исполнительного органа и учредителя Должника в период с 27.01.2011 по 04.08.2014 осуществлял Ф.И.О. Он подписывал первичные учетные документы от имени Должника и налоговые декларации за 2011-2013 гг.
Однако факт неуплаты Должником налогов и сборов установлен решением налогового органа от 30.09.2014, то есть вынесенным уже после реорганизации Должника в Общество, и, соответственно, Ф.И.О. не являлся директором Должника на момент, когда была выявлена неуплата налогов.
В ходе ВНП Ф.И.О. представил необходимые документы для проведения налогового контроля. Кроме того, Ф.И.О. не может нести ответственность за контрагентов, с которыми у Должника сложились гражданско-правовые отношения.
Также не представлены доказательства того, что задолженность Должника перед налоговым органом, перешедшая к Обществу в порядке правопреемства, повлекла возникновение у Общества признаков неплатежеспособности.
Поскольку в период, когда Ф.И.О. являлся руководителем Должника, у Должника отсутствовали признаки неплатежеспособности, то у Ф.И.О. отсутствовала обязанность по обращению в суд с заявлением о несостоятельности Должника.
Из системного толкования положений п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, глав 25 и 59 ГК РФ следует, что для привлечения лица к субсидиарной ответственности необходима совокупность условий: наличие у привлекаемого лица права давать обязательные для руководимого им юридического лица указания либо возможности иным образом определять действия данного юридического лица; совершение им действий, свидетельствующих об использовании такого права или возможности; наличие причинно-следственной связи между использованием им своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и наступлением несостоятельности (банкротства) последнего; недостаточности имущества у должника для удовлетворения требований кредиторов.
В рассматриваемом случае конкурсный управляющий не подтвердил какими-либо безусловными доказательствами недобросовестность и противоправность действий Ф.И.О. при осуществлении функций руководителя.
Учитывая изложенное, суды двух инстанции отказали в требовании о привлечении к субсидиарной ответственности Ф.И.О.
Выводы суда кассационной инстанции: дело направлено на новое рассмотрение, так как выводы судов были сделаны при неправильном распределении бремени доказывания, с нарушением принципов состязательности и равноправия сторон.
1) Если истец утверждает, что руководитель действовал недобросовестно и (или) неразумно, и представил доказательства, свидетельствующие о наличии убытков юридического лица, вызванных действиями (бездействием) директора, такой руководитель может дать пояснения относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков, представить соответствующие доказательства.
В случае отказа руководителя от дачи пояснений или  их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным (ст. 1 ГК РФ), бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно может быть возложено судом на руководителя.
Как следует из материалов дела, Ф.И.О. в судебные заседания не являлся, письменных возражений не представил. 
При таких обстоятельствах возложение судами первой и апелляционной инстанций на конкурсного управляющего бремени доказывания вины Ф.И.О. неправомерно. Именно Ф.И.О. обязан был доказывать отсутствие своей вины.
Отклонение представленных конкурсным управляющим доказательств привело к нарушению принципов арбитражного процесса, таких как состязательность и равноправие сторон.
2) В обоснование своих требований конкурсный управляющий представил в материалы дела решение налогового органа о доначислении недоимки Должнику.
Недобросовестные действия контролирующего Должника лица, а также признаки неплатежеспособности и недостаточности имущества Должника, имеют объективный характер и применительно к задолженности по обязательным платежам определяются на момент наступления сроков их уплаты за соответствующие периоды деятельности Должника, которые установлены законом, а не моментом выявления недоимки налоговым органом по результатам проведенных мероприятий налогового контроля.
Должно было быть проверено судом неисполнение Ф.И.О. обязанности директора Должника по обращению в арбитражный суд с заявлением о банкротстве Должника.
В предмет доказывания по спорам о привлечении руководителей к субсидиарной ответственности в случае нарушения обязанностей по подаче заявления о банкротстве входит установление следующих обстоятельств:
- возникновение одного из условий, перечисленных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве;
- момент возникновения данного условия;
- факт неподачи руководителем в суд заявления о банкротстве должника в течение месяца со дня возникновения соответствующего условия;
- объем обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве.
Следовательно, у судов первой и апелляционной инстанций отсутствовали основания для освобождения Ф.И.О. от ответственности по приведенным в судебных актах мотивам недоказанности наличия причинно-следственной связи между действиями Ф.И.О. и банкротством Общества, а также недоказанности признаков неплатежеспособности Общества.

6.  Значимые изменения в делах предыдущих выпусков

Выпуск, №

Дело, №

Изменение

Выпуск № 4/17 (Special Edition for

VII St. Petersburg International Legal Forum 2017)

Постановление 12 ААС от 18.04.2017 по делу № А12-39246/2016

Постановлением АС Поволжского округа от 02.08.2017 дело в части передано в суд апелляционной инстанции на новое рассмотрение.

АС Поволжского округа пришел к выводу, что суд апелляционной инстанции обоснованно отменил решение суда первой инстанции. Таким образом, на уровне кассации подтверждено, что территориальный налоговый орган необоснованно пересмотрел цены в сделках Общества по приобретению и продаже товаров через взаимозависимое лицо (специально выделенное из структуры Общества в самостоятельное юридическое лицо подразделение, ставшее торговым домом).

Дело было направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в части вывода инспекции о завышении Обществом убытка. Так получилось, что при рассмотрении спора суд апелляционной инстанции выразил свою позицию в части НДС, а вопрос налога на прибыль (обвинения в завышении убытка) по той же фактуре не получил оценки.

Однако, учитывая выводы и оценки, сделанные судом кассационной инстанции, направление дела в этой части на новое рассмотрение является формальным, поскольку все оценки суда апелляционной инстанции по спорному эпизоды, уже признаны обоснованными вышестоящим судом.


PDF-версия

По всем вопросам можно обращаться: 
к партнеру ФБК, директору департамента налоговых споров Галине Акчуриной 
E-mail: AkchurinaG@fbk.ru 

к руководителю проектов департамента налоговых споров Михаилу Голованеву 
E-mail: GolovanevM@fbk.ru 

к юрисконсульту департамента налоговых споров Зуриде Элькановой 
E-mail: ElkanovaZ@fbk.ru
Дата
Отправить заявку
E-mail*
ФИО
Контактная информация (телефон, Skype, другие способы связи)
Вопрос*
Введите символы с картинки*
* - Поля отмеченные звездочкой, обязательны для заполнения
О статусе Вашей заявки можно узнать, позвонив по телефону
+7 495 737-53-53, добавочный 5100