Аналитика

Следуйте за нами

Новости судебной практики в области налогов, сборов, страховых взносов РФ. №9, 2017

24.10.2017
Содержание

1. Страховые взносы

1.1. Бесплатное питание для работников организации
Вывод: стоимость питания, которое на бесплатной основе организация предоставляет работникам в соответствии с коллективным договором, не облагается страховыми взносами, поскольку не является формой оплаты труда. Сам по себе факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками не свидетельствует о том, что все выплаты, которые начисляются работникам, представляют собой оплату их труда (Определение СКЭС ВС РФ от 04.09.2017 по делу № А51-10641/2016).

Обстоятельства дела: на основании приказа и коллективного договора Общество предоставляло питание работникам, занятым на полевых работах (50% стоимости обеда предоставлялось бесплатно, оставшиеся 50% вычитались из заработной платы, также обеспечивались бесплатные полдники всем работникам в период выполнения определенных работ, например, сев, уборка урожая).
Общество не учло стоимость бесплатного питания при исчислении страховых взносов, в связи с чем Управление Пенсионного фонда РФ (УПФ РФ) доначислило страховые взносы, пени и штраф.
После безуспешного обжалования решения УПФ РФ в Отделение ПФ РФ Общество обратилось в арбитражный суд.
Позиция Общества: предоставление натурального довольствия работникам (питания в полевых условиях) носит характер компенсационных выплат и не облагается страховыми взносами согласно ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в ПФ РФ, ФСС РФ, ФОМС РФ» (Закон № 212-ФЗ). Факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками не свидетельствует о том, что все выплаты, которые начисляются работникам, представляют собой оплату их труда.
Позиция УПФ РФ: оплата производилась именно в связи с осуществлением работниками трудовых обязанностей, что является объектом обложения страховыми взносами по ст. 7 Закона № 212-ФЗ. Оплату питания на основании внутренних локальных актов (коллективный договор, приказы генерального директора) нельзя рассматривать как компенсационную выплату, установленную законодательством.
Решение суда: сначала суды трех инстанций признали решение УПФ РФ законным, заключив, что предоставление бесплатного питания в полевых условиях не включается в понятие компенсации, установленное трудовым законодательством, а значит ст. 9 Закона № 212-ФЗ не применяется и такие обязательства работодателя, предусмотренные трудовым или коллективным договором, должны включаться в базу по страховым взносам.
СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций и удовлетворила требования Общества. Согласно ч. 1 ст. 7 Закона № 212-ФЗ к объекту обложения страховыми взносами относятся, в частности, выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц именно по трудовым договорам.
С учетом ст.ст. 15, 129 ТК РФ сам по себе факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками не свидетельствует о том, что все выплаты, которые начисляются работникам, представляют собой оплату их труда. Рассматриваемые расходы (выплаты) Общества не зависят от квалификации работников, сложности, качества, количества, условий выполнения работы, не являются стимулирующими или компенсирующими выплатами и не включены в систему оплаты труда. Соответственно, они не являются объектом обложения страховыми взносами (аналогичные правовые позиции были выражены в Постановлениях Президиума ВАС РФ от 14.05.2013 № 17744/12, от 03.12.2013 № 10905/13).

2. Дробление бизнеса

2.1. Вывод о получении необоснованной налоговой выгоды путем перевода части деятельности на УСН
Вывод: доводы налогового органа о дроблении бизнеса и завышении расходов Общества по сделкам с ИП необоснованны, поскольку: инспекция не оспаривает факт реального осуществления ИП деятельности с надлежащим документальным оформлением и наличие у него сторонних контрагентов. Расходы по сделкам Общества с этим ИП не являются доминирующими в совокупных расходах. При таких обстоятельствах недостаточно ссылок на наличие общих контрагентов, переход ряда сотрудников в ИП, наличие трудовых отношений ИП и Общества в предшествующих периодах и пр. (Постановление АС ЦО от 27.07.2017 по делу № А48-6967/2016).
Стадия: сроки обжалования истекли

Обстоятельства дела: индивидуальный предприниматель оказывал Обществу (заказчик) услуги по приемке и разгрузке грузов, их проверке, переупаковке, ответственному хранению и пр.
По результатам проверки инспекция пришла к выводу, что Общество посредством согласованных действий с ИП (бывший сотрудник), применяющим УСН, создало схему минимизации налогообложения путем приобретения услуг у ИП (вменено завышение расходов за 2012-2014 гг.).
Позиция налогового органа: в 2012-2014 гг. в составе работников ИП числились два бывших сотрудника Общества; предприниматель арендовал помещения у директора и учредителя Общества; ИП являлся директором компании, где учредителем был директор Общества; ИП и Общество представляли отчетность с использованием одного оператора связи; у Общества и ИП имелись одни и те же контрагенты.
Решение суда:решение инспекции незаконно.
Факт оказания ИП Обществу услуг, их оплата, наличие надлежаще оформленных документов, налоговым органом не оспариваются.
ИП осуществлял поставку товаров и другим контрагентам, равно как приобретал товары и услуги у третьих лиц. Данные лица в ответ на запросы налогового органа подтвердили наличие хозяйственных отношений с ИП и представили соответствующие документы. Доказательств того, что хозяйственные операции производились за счет Общества либо по его распоряжению, инспекцией не представлено.
Согласно представленному Обществом отчету по результатам проведения финансово-экономического и налогового анализа, с 2010 года наблюдался рост налоговой нагрузки Общества (на 73% в 2010 году) из-за увеличения основных показателей работы. По данным 2013 года произошел спад основных показателей работы, однако в 2014 году налоговая нагрузка увеличилась на 8%.
Обществом представлен расчет из которого следует, что расходы по сделкам с ИП не являются доминирующими в общей сумме затрат организации (средний процент за несколько лет – 39,3%).

3. Налоговые вычеты по НДС

3.1. Вычет НДС в период поиска инвестора и подготовки к реализации проекта
Участник дела: ООО «УралМетанолГрупп»
Вывод: налогоплательщик в течение 10 лет не может приступить к реализации проекта, продолжая осуществлять поиск инвестора, проводить исследования рынка и актуализировать проектную документацию. Значит, облагаемая НДС деятельность не ведется и основания для вычетов НДС по текущим операциям отсутствуют (Постановление АС УО от 20.07.2017 по делу № А60-44974/2016).
Стадия: подана кассационная жалоба в ВС РФ

Обстоятельства дела: Общество с 2006 года занимается реализацией инвестиционного проекта по строительству газохимического комплекса по производству метанола в г. Нижний Тагил. До 2015 года Общество совершило ряд действий, направленных на реализацию проекта (разработка проектной документации, переговоры с потенциальными инвесторами), однако к строительству завода не приступило. Продолжался поиск инвесторов.
По итогам КНП налоговой декларации за 3 квартал 2015 года, в которой Общество заявило сумму налога к возмещению в размере 86,5 тыс. руб. (арендная плата, ГСМ, канцелярские расходы, Контур, К+ и др.), но не отразило операции по реализации товаров (работ, услуг), налоговый орган отказал Обществу в возмещении НДС из бюджета.
Позиция налогового органа: в проверяемом периоде Общество не вело финансово- хозяйственную деятельность, направленную на извлечение прибыли, и у Общества не выявлены операции, подлежащие обложению НДС. Следовательно, Общество не вправе принять к вычету НДС по расходам текущей деятельности в связи с невыполнением требований, установленных п. 1, 2 ст. 171 и п. 1 ст. 172 НК РФ.
Позиция Общества:Общество выступает заказчиком-застройщиком газохимического комплекса. Все проектные и подготовительные работы осуществляются силами подрядных организаций. В проверяемом периоде деятельность Общества направлена на поиски источников финансирования для реализации проекта (проведение маркетинговых исследований, переговоры с инвесторами, оптимизация стоимости проекта и т.д.). Подразумевается, что все текущие расходы, которые несет Общество, направлены на реализацию проекта строительства газохимического комплекса, которое является облагаемой НДС деятельностью.
Общество выполнило все требования, установленные ст. ст. 171 и 172 НК РФ для возникновения права принять к вычету НДС за 3 квартал 2015 года.
Кроме того, Общество на безвозмездной основе представляет своим работникам чай, кофе и другие продукты питания. В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ такие расходы являются объектом обложения НДС.
Выводы суда первой инстанции: соответствии с пп. 4 п. 3 ст. 39 НК РФ не признается реализацией передача имущества, если такая передача носит инвестиционный характер.
В связи с тем, что деятельность по строительству газохимического комплекса носит поэтапный характер, этап по привлечению инвестиций не может быть рассмотрен как деятельность, которая облагается НДС. Механизм уплаты НДС предполагает, что налог уплачивается конечным покупателем товаров, работ, услуг. Следовательно, вычеты по НДС, заявленные Обществом на этапе поиска источника инвестиций, не могут быть предоставлены.
Данный вывод сделан судом с учетом правовой позиции ВС РФ (Определение от 14.10.2015 № 309- КГ15-12246).
Довод Общества о том, что оно на безвозмездной основе предоставляет своим работникам чай, кофе и другие продукты питания отклоняется, поскольку коллективный договор у Общества отсутствует, трудовыми договорами обеспечение работников продуктами питания за счет организации в связи с особыми условиями труда также не предусмотрено.
Кроме того, все производимые Обществом расходы отражаются на счете 08 бухгалтерского учета, в то время как согласно п. 5 ст. 172 НК РФ вычеты сумм НДС производятся по мере постановки на учет объектов завершенного капитального строительства (основных средств).
На основании изложенного, суд первой инстанции отказал Обществу в удовлетворении требований.
Суд апелляционной инстанции пересмотрел дело в пользу налогоплательщика. Налоговый орган не оспаривает факт осуществления Обществом деятельности, направленной на реализацию проекта строительства газохимического комплекса и не ссылается на недостатки в документах на вычет. Налоговый орган указывает, что деятельность Общества не имеет разумной цели и направлена только на создание оснований для возмещения НДС.
Президиум ВАС РФ в своем Постановлении от 03.05.2006 № 14996/05 разъяснил, что НК РФ не установлена зависимость вычетов НДС от фактического исчисления налога по конкретным операциям, для осуществления которых приобретались товары (работы, услуги). Реализация товаров (работ, услуг) в том же налоговом периоде не является условием применения вычетов.
Кроме того, доводы налогового органа об 1) осуществлении Обществом инвестиционной деятельности и 2) отражении Обществом расходов на счете 08 не соответствуют действительности.
  1. Материалы проверки не содержат доказательств того, что Общество является застройщиком в понятии ФЗ № 39-ФЗ Об инвестиционной деятельности.
  2. Для целей применения налоговых вычетов значение имеет факт принятия товара к учету в соответствии с правилами бухгалтерского учета. Отражение Обществом расходов на счете 08 не лишает его права на применение налоговых вычетов.
Суд кассационной инстанции отказал налогоплательщику, признав выводы апелляционного суда ошибочными. Правовая позиция, изложенная в Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.05.2006 №14996/05, применима к тем ситуациям, когда налогоплательщик вел реальную хозяйственную деятельность, приобретал товары (работы, услуги) с целью осуществления операций, признаваемых объектами обложения НДС, но в тех или иных налоговых периодах реализация как объект налогообложения отсутствовала.
Общество с момента образования (2006 г.) и по настоящий момент произвело только подготовительные действия (получение земельного участка в аренду, получение санитарно- эпидемиологического заключения, разработка проектной документации), но к строительству газохимического комплекса так и не приступило.
Вся деятельность Общества в указанный период сводилась к поиску инвесторов и обновлению маркетинговых исследований рынка метанола.
На протяжении 40 налоговых периодов Общество заявляло единственный объект обложения НДС – передачу на безвозмездной основе своим работникам чая, кофе и продуктов питания. Сумма данной реализации была в 249 раз меньше суммы заявленных за тот же период налоговых вычетов, что стабильно приводило к возмещению НДС из бюджета из периода в период (более 145 млн руб. к возмещению за 2006-2016 гг.).
При таких обстоятельствах отказ в вычетах и возмещении НДС правомерен.


3.2. Вычет НДС по операциям, не признаваемым объектом налогообложения по п. 2 ст. 146 НК РФ
Участник дела: ПАО «АВТОВАЗ»
Вывод: к операциям, не признаваемым объектом налогообложения согласно п. 2 ст. 146 НК РФ, невозможно применить п. 5 ст. 173 НК РФ и принять НДС к вычету, т.е. если в счете- фактуре все же был выделен налог и покупатель уплатил его (Решение АС СПб и ЛО от 25.07.2017 по делу № А56-23054/2017).
Стадия: сроки обжалования истекли

Обстоятельства дела: Общество заключило договоры поставки комплектующих изделий от 16.11.2010 и дополнительное соглашение от 27.11.2014, продлевающее сроки поставки на 2015 год. При приобретении товаров Обществу был выставлен счет-фактура с выделенной суммой НДС. Продавец комплектующих изделий был признан банкротом в октябре 2014 г.
В апреле 2016 г. Общество подало уточненную налоговую декларацию по НДС за 2 квартал 2015 г., в которой заявило вычет, предъявленный контрагентом по счетам-фактурам, которые были выставлены уже после банкротства. Однако налоговый орган отказал в вычете, указав, что согласно внесенным в НК РФ изменениям с 01.01.2015 операции по реализации имущества и (или) имущественных прав организаций-банкротов не признаются объектом налогообложения по НДС (пп. 15 п. 2 ст. 146 НК РФ). Поэтому спорные счета- фактуры составлены с нарушением пп.пп. 5, 6 ст. 169 НК РФ, в силу чего не являются основанием для принятия предъявленных Обществу сумм налога к вычету и, соответственно, возмещению.
Позиция Общества: все условия для применения вычета по НДС были выполнены. То, что спорные операции не признаются объектом налогообложения, не означает, что у налогоплательщика отсутствует право на вычет по счету-фактуре с выделенным НДС (Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53, п. 6 Постановление Пленума ВАС РФ в от 30.05.2014 № 33, Определение КС РФ от 16.10.2003 № 329-0, Определение ВС РФ от 24.10.2016 по делу № А40-58056/15, Постановление КС РФ от 03.06.2014 № 17-П и т.д.).
Позиция налогового органа: приобретая имущество (товар) у продавцов-банкротов, которых законодатель с 01.01.2015 освободил от обязанности исчислять НДС при реализации их имущества, Общество должно было согласовать с продавцом стоимость приобретаемого товара без НДС.
Указанные в п. 2 ст. 146 НК РФ операции законодатель императивно исключил из числа объектов налогообложения, что не подлежит изменению и не зависит от воли налогоплательщика. Довод о возможности применения правовой позиции ВС РФ, изложенной Определении от 24.10.2016 по делу № А40-58056/15 является несостоятельным, поскольку в нем рассмотрен вопрос о применении вычета по услугам, освобожденным от НДС по ст. 149 НК РФ. Применение освобождения по операциям, поименованным в п. З ст. 149 НК РФ, зависит от воли самого налогоплательщика. Указанный характер носит и п. 5 ст. 173 НК РФ (Определение ВС РФ от 14.07.2017 по делу №А60- 41262/2016; от 18.12.2014 по делу №А42-3361/2013; Письмо Минфина России от 31.01.2017 № 03-07- 11/4780).
Кроме того, НДС от реализации имущества в бюджет от продавца не поступил.
Решение суда: выводы инспекции законны. Пункт 5 ст. 173 НК РФ устанавливает обязанность лица, выставившего счет-фактуру с НДС, уплатить налог в бюджет в случае, когда это лицо не является плательщиком НДС (является лицом, освобожденным от уплаты НДС в соответствии со ст. 145 НК РФ), либо в случае, когда операция освобождена от обложения НДС (ст. 149 НК РФ). Аналогичный вывод сделал ВАС РФ в п.п. 5, 6 Постановления Пленума от 30.05.2014 № 33.
В разъяснениях, содержащихся в п. 6 Постановления № 33 и Постановления КС РФ от 03.06.2014 № 17-П, случаи взимания НДС по операциям, не являющимся объектом налогообложения, не рассматривались. Соответственно, продажа имущества организации- банкрота с 01.01.2015 должна осуществляться без НДС, без выделения его в продажной стоимости и без выставления счета-фактуры. Таким образом, ни у одной из сторон сделки купли-продажи не должно и не может возникнуть как обязанности по исчислению и перечислению НДС в бюджет, так и права на вычет.
Также Обществу было известно, что до заключения дополнительного соглашения от 27.11.2014 продавец находится в стадии банкротства. На момент подписания дополнительного соглашения, подписант продавца действовал с превышением законных полномочий (полномочия руководителя были прекращены).


3.3. Включение в налоговую базу по НДС денежных средств, полученных застройщиком от участника долевого строительства
Вывод: если застройщик осуществляет строительство собственными силами и с привлечением других лиц, то денежные средства, полученные от участника долевого строительства, должны быть включены в налоговую базу по НДС. Поскольку переквалификация операции в облагаемую НДС была произведена в ходе камеральной, а не выездной проверки, налоговый орган не обязан учитывать возникшее у застройщика право на налоговые вычеты – оно реализуется путем подачи уточненной декларации (Постановление АС СЗО от 20.07.2017 по делу № А56- 58158/2016).
Стадия: сроки обжалования истекли

Обстоятельства дела: Общество (застройщик) заключило с администрацией муниципального образования (дольщик) контракт на поставку жилых помещений путем участия в долевом строительстве многоквартирного дома.
В соответствии с условиями договора Общество обязалось в предусмотренный договором срок своими силами и (или) с привлечением других лиц построить многоквартирный дом. Цена договора была установлена с выделенной суммой НДС, при этом стоимость услуг застройщика отдельно не была выделена.
По итогам КНП уточненной налоговой декларации Общества за 2 квартал 2015 г. налоговый орган доначислил Обществу НДС, суммы штрафов и пени, а также отказал в возмещении НДС из бюджета.
Позиция налогового органа: поскольку Общество осуществляло строительство и собственными силами и силами привлеченных субподрядчиков, то денежные средства, получаемые от дольщика, в соответствии с п. 1 ст. 154 НК РФ должны быть включены в налоговую базу по НДС в полном объеме как оплата (частичная оплата), полученная в счет предстоящего выполнения работ, оказания услуг. Возникшее право на вычет налогоплательщик вправе реализовать, подав налоговую декларацию.
Позиция Общества: Общество оказывало услуги застройщика, которые в соответствии с пп. 4 п. 3 ст. 39 НК РФ и пп. 23.1 п. 3 ст. 149 НК РФ не подлежат обложению НДС. Полученные денежные средства следует квалифицировать как инвестиционные вне зависимости от того выполняет Общество строительно-монтажные работы самостоятельно или с привлечением подрядных организаций. Также налоговый орган при переквалификации спорных операций Общества из необлагаемых в облагаемые самостоятельно не учел корреспондирующее право Общества на налоговые вычеты, что нарушает правовую позицию, изложенную в Постановлении Президиума ВАС РФ от 26.04.2011 № 23/11 по делу № А09-6331/2009.
Выводы судов: в соответствии с пп. 4 п. 3 ст. 39 НК РФ не признается реализацией передача имущества, если такая передача носит инвестиционный характер. После вступления в силу изменений в ФЗ № 39-ФЗ Об инвестиционной деятельности (21.06.2010) денежные средства, полученные застройщиком от участника долевого строительства, не могут быть признаны инвестиционными. Дольщик не является участником инвестиционной программы и не может быть признан инвестором в соответствии с положениями ФЗ № 39- ФЗ. Таким образом, ссылка Общества на пп. 4 п. 3 ст. 39 НК РФ является ошибочной.
Денежные средства, получаемые застройщиком от участников долевого строительства в порядке возмещения затрат застройщика на строительство (создание) объекта долевого строительства, не подлежат включению в налоговую базу по НДС у застройщика при условии, что строительство осуществляется подрядными организациями без выполнения строительно-монтажных работ силами застройщика. Аналогичная позиция изложена в письмах Минфина России от 01.06.2015 № 03-07- 10/31550, от 26.10.2011 № 03-07-10/17, от 25.03.2008 № 03-07-10/02, от 26.10.2011 № 03-07-10/17. Разъяснения Минфина России согласуются с позицией Пленума ВАС РФ, изложенной в п. 22 Постановления от 30.05.2014 № 33 «О некоторых вопросах, возникающих у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием налога на добавленную стоимость».
Таким образом, если заказчик-застройщик обязуется построить объект недвижимости с привлечением других лиц, то денежные средства, полученные от инвестора, не признаются объектом налогообложения по НДС и, как следствие, не признаются авансом, подлежащим обложению НДС. Если же заказчик-застройщик обязуется построить объект недвижимости своими силами и с привлечением других лиц, то денежные средства, получаемые от инвестора, в полном объеме включаются в налоговую базу у застройщика как оплата (частичная оплата), полученная в счет предстоящего выполнения работ, услуг.
В данном деле Общество не занималось исключительно посреднической деятельностью, фактически оно являлось застройщиком, осуществляющим одновременно строительные функции заказчика и генерального подрядчика, и производило работы по строительству дома.
Следовательно, денежные средства, полученные от дольщика, на основании п. 1 ст. 154 НК РФ квалифицируются как оплата (частичная оплата) в счет предстоящего выполнения работ (оказания услуг) по договору и включаются в налоговую базу по НДС как полученные авансы.
Довод о наличии у налогового органа обязанности учесть вычеты по НДС в связи с примененной квалификацией отношений является ошибочным.
Согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 26.04.2011 № 23/11, применение налоговых вычетов по НДС является правом налогоплательщика и носит заявительный характер. Представление налоговой декларации по НДС является необходимым условием для реализации налогоплательщиком права на налоговый вычет.
Наличие документов, обуславливающих применение налоговых вычетов по НДС, не заменяет их декларирования. ВС РФ в Определении от 15.06.2015 № 302-КГ15-5774 указал, что недекларирование налоговых вычетов не лишает налогоплательщика права на их применение в последующем при соблюдении условий, установленных ст.ст. 171-173 НК РФ.
Таким образом, у налогового органа отсутствовала обязанность уменьшения налогооблагаемой базы по НДС на сумму вычетов, относящихся к спорной деятельности. В противном случае, налогоплательщик фактически возлагает на налоговый орган свою обязанность по заполнению всех граф налоговой декларации.
Президиум ВАС РФ в Постановлении от 26.04.2011 № 23/13 рассмотрел вопрос о возможности определения действительного размера налоговых обязательств в рамках ВНП, в связи с чем позиция, изложенная в указанном Постановлении, не применима к обстоятельствам данного спора (КНП).


3.4. Исполнение функции налогового агента по НДС при приобретении на территории РФ товара, принадлежащего иностранному лицу
Вывод: если в момент начала отгрузки и транспортировки товар, приобретенный российской организацией у иностранной организации, находится на территории РФ, то местом его реализации признается РФ, а российская организаций приобретает статус налогового агента по НДС (Постановление АС УО от 24.03.2017 по делу № А07-11333/2016).
Стадия: Определением ВС РФ от 31.07.2017 в передаче дела в СКЭС ВС РФ отказано

Обстоятельства дела: Общество приобрело у иностранной компании ООО «Торгинвес» (Болгария) товар (диэтиленгликоль) и поставило его другой иностранной компании ООО «NEFTEDEPOZIT» (Узбекистан). Товар был произведен ООО «Нижнекамскнефтехим» (Россия) на территории РФ, до его перепродажи Обществу был поставлен по внешнеторговому контракту ООО «Торгинвес» (Болгария). Фактически товар перемещался со склада производителя (Россия) напрямую в Узбекистан.
По итогам ВНП налоговый орган привлек Общество к налоговой ответственности за неисполнение обязанностей налогового агента по НДС и доначислил недоимку в размере НДС, который не был удержан и уплачен со спорной операции.
Позиция налогового органа: договор между ООО «Нижнекамскнефтехим» (Россия) и ООО «Торгинвес» (Болгария) и договор между ООО «Торгинвес» (Болгария) и Обществом были заключены в один день – 24.01.2012. Первая партия товара помещена под таможенный режим экспорта только 02.02.2012, а оплата товара Обществом производилась ранее даты помещения товара под таможенный режим экспорта и его вывоза с территории РФ. Следовательно, Общество не приобретало товар, который находился в таможенной процедуре экспорта.
Из взаимосвязанного толкования пп. 1 п. 1 ст. 146, ст. 147, п. 1 и 2 ст. 161, п. 4 ст. 173 НК РФ следует, что Общество, действуя в качестве налогового агента при приобретении товара у иностранного лица - ООО «Торгинвес» (Болгария), должно было исчислить и уплатить в бюджет НДС.
Позиция Общества: 1) договор от 24.01.2012 между ООО «Торгинвес» (Болгария) и Обществом является предварительным, соответственно, его подписание до помещения товара под таможенный режим экспорта не свидетельствует о приобретении товара, не помещенного под таможенный режим экспорта; 2) оплата товара до оформления ГТД не свидетельствует о его реализации до факта помещения под таможенный режим экспорта. Условиями спецификаций по договору от 24.01.2012 предусмотрено, что Общество осуществляет 100% предоплату товара; 3) из ГТД следует, что товар вывозился с территории РФ по договору между ООО «Нижнекамскнефтехим» (Россия) и ООО «Торгиневес» (Болгария); 4) согласно первичным документам товар был отгружен от ООО «Торгиневес» (Болгария) Обществу на Казахстано-Узбекской границе (базис поставки); 5) товар не мог находиться на территории РФ 24.01.2012, так как сертификаты качества на реализованный товар подтверждают, что большая его часть, за исключением первой партии, была произведена после 24.01.2012.
Решение суда первой инстанции: требование Общества подлежит удовлетворению.
Из взаимосвязанного толкования положений пп. 20 п. 1 ст. 4, пп. 37 п. 1 ст. 4, ст. 213 ТК ТС (Таможенный кодекс таможенного союза) следует, что при реализации товара от ООО «Торгинвес» (Болгария) Обществу он уже имел статус иностранного товара, вывезенного с территории РФ. Такая реализация не попадает под юрисдикцию налогового законодательства РФ.
Указанные положения соответствуют положениям пп. 1 и 2 ст. 151 НК РФ, согласно которым при вывозе товаров с территории РФ в таможенной процедуре экспорта НДС не уплачивается.
Таким образом, Общество приобрело у ООО «Торгиневес» (Болгария) товар, не обладающий статусом товара таможенного союза, который фактически покинул территорию РФ. Возложение на него обязанности налогового агента в соответствии со ст. 161 НК РФ неправомерно.
Факт приобретения Обществом у ООО «Торгинвес» (Болгария) товара, находящегося за пределами таможенной территории РФ и не имеющего статуса товара таможенного союза, подтверждается первичными документами, из которых следует, что товар был поставлен Обществу на Казахстано- Узбекской границе.
Суд апелляционной инстанции, с которым согласился суд округа и ВС РФ, пришел к выводу о законности доначислений и отменил решение суда первой инстанции.
В момент заключения договора между Обществом и ООО «Торгиневес» (Болгария) товар фактически находился на территории РФ. Стороны договора изначально согласовали, что грузоотправителем в отношении приобретаемого товара будет выступать организация, находящаяся на территории РФ, местом отправления тоже будет выступать территория РФ. Таким образом, в момент начала отгрузки и транспортировки товар, приобретенный Обществом, находился на территории РФ. При таких обстоятельствах местом реализации товара является также территория РФ.
ООО «Торгинвес» (Болгария) является иностранным юридическим лицом, не состоящим в учете в налоговых органах РФ в качестве налогоплательщика.
Из взаимосвязанного толкования положений п. 1 и 2 ст. 161, п. 4 ст. 173 НК РФ следует, что при покупке товара по договору Общество приобрело статус налогового агента по НДС, который возлагает на Общество обязанность исчислить, удержать и перечислить в бюджет НДС по договору на поставку товара.

4. Налоговый агент «НДФЛ»

4.1. Учет переплаты по НДФЛ является обязательным при определении действительных налоговых обязательств
Участник дела: ООО «Международный аэропорт «Домодедово»
Вывод: налоговый орган неправомерно отказал Обществу в учете переплаты по НДФЛ, образовавшейся в декабре 2010 г., в ходе проверки за 2011-2012 гг. Действия инспекции привели к двойному взысканию налога. В п. 8 ст. 45 НК РФ прямо предусмотрено, что право налогоплательщика досрочно исполнить обязанности по уплате налога также распространяются и на налоговых агентов. Факт неподачи заявления об уточнении назначения платежа (п. 7 ст. 45 НК РФ) в отношении платежного поручения, которым излишне уплачен налог, правового значения не имеет (Постановление АС МО от 20.07.2017 по делу № А40-167366/2016).
Стадия: подана кассационная жалоба в ВС РФ

Обстоятельства дела: Общество в 2010 г. перечислило в бюджет НДФЛ в большем объеме, чем удержало, в связи с чем за 2010 год возникла переплата по налогу. С учетом данной переплаты в январе 2011 г. Общество перечислило сумму НДФЛ в меньшем размере.
По результатам проверки за 2011-2012 гг. в учете указанной переплаты за январь 2011 г. было отказано.
Позиция налогового органа: за период 2009-2010 гг. нарушений у Общества в части НДФЛ не установлено. Отказ в учете переплаты в последующих периодах обусловлен неотносимостью факта уплаты налога к проверяемому периоду и особенностями ведения лицевого счета по НДФЛ, который не содержит данных о начислении налога и не формирует сведения о переплате.
НДФЛ, уплаченный в 2010 году, был автоматически списан как уплата налога за 2010 г., в связи с чем в выписке из лицевого счета Общества по НДФЛ за период 01.01.2011 - 31.12.2011 сальдо на начало года по расчетам с бюджетом составило 0 руб.
Решение суда: суды трех инстанций признали доводы инспекции незаконными. АС МО поддержал следующие выводы судов нижестоящих инстанций:
  • факт непроведения инспекцией зачета излишне уплаченного НДФЛ за 2010 г. не может являться основанием для вменения Обществу обязанности по уплате данного налога;
  • уклонение налогового органа в ходе ВНП за 2009- 2010 гг. от определения действительных обязанностей Общества перед бюджетом и неустановление состояния расчетов по НДФЛ за проверенный период не может приводить к возникновению дополнительных обязанностей по итогам проверки за следующий налоговый период;
  • не имеет значения довод о том, что Обществом не представлялось заявление об уточнении платежа в счет уплаты НДФЛ за январь 2011 г., в порядке п. 7 ст. 45 НК РФ. Из справок 2-НДФЛ за 2010 г. и реестров начисления налога за этот период судами установлено, что сумма налога по платежному поручению была перечислена в бюджет за декабрь 2010 г. в излишнем размере, оснований для отказа в ее учете в последующие периоды у инспекции не имелось;
  • учитывая, что налогоплательщик исчислил, удержал и перечислил НДФЛ, а удержанная сумма налога поступила в бюджет, исходя из смысла ст. 45 НК РФ, налог считается уплаченным, то есть у Общества отсутствует задолженность по НДФЛ;
  • взыскание НДФЛ привело к двойному поступлению налога в бюджет, и как следствие к ущемлению интересов Общества.
Конституционные гарантии частной собственности нарушаются повторным списанием налогов в бюджет с расчетного счета, поскольку тем самым нарушается баланс интересов государства и частных лиц (Определение КС РФ от 25.07.2001 г. N 138-О).
В п. 8 ст. 45 НК РФ прямо предусмотрено, что право налогоплательщика досрочно исполнить свои обязанности по уплате налога также распространяются и на налоговых агентов, изъятие из данной нормы в отношении НДФЛ отсутствует.
5. Налоговые проверки

5.1. Доначисления на основании писем, полученных от правоохранительных органов
Вывод: доначисления только на основании писем правоохранительных органов без проведения контрольных мероприятий незаконны. Материалы, полученные в результате осуществления оперативно- розыскных мероприятий, могут использоваться налоговыми органами при проведении мероприятий налогового контроля, но самостоятельным основанием для доначислений не являются (Постановление АС ПО от 25.07.2017 по делу № А65-21435/2016)
Стадия: сроки обжалования истекли

Обстоятельства дела: инспекция по результатам ВНП за период 2011-2013 гг. доначислила Обществу (УСН) в общей сумме 9 367 853, 95 руб. 05.06.2015 в отношении директора Общества было возбуждено уголовное дело (ст. 199 УК РФ) и установлена недоимка по НДС в сумме 11 338 287, 69 руб., которую Общество перечислило в бюджет в полном объеме (включительно начисленные инспекцией 9 367 853, 95 руб.). Уголовное дело было прекращено.
Между суммами НДС, начисленными налоговым и следственным органами, образовалась разница (2 968 019,57 руб.). Общество обратилось в инспекцию с заявлением о зачете (возврате) указанной суммы, как излишне уплаченной. Налоговый орган часть суммы зачел в счет задолженности по пени, а оставшуюся часть возвратил. Таким образом, на 21.10.2015 (после окончания выездной проверки и прекращения уголовного дела) у Общества задолженность по налогам отсутствовала.
В мае 2016 года налоговый орган без проведения каких-либо мероприятий налогового контроля, отразил в КРСБ Общества задолженность по НДС в сумме 4 504 233, 28 руб. за период 2010-2012 гг. и выставил требование об уплате налога. При этом требование было оформлено в двух разных вариантах, содержащих разное основание взимания налога:
  1. постановление о возбуждении уголовного дела от 05.06.2015, письмо Следственного управления по Республике Татарстан от 13.05.2016, письмо отдела Управления экономической безопасности и противодействия коррупции от 13.05.2016;
  2. невыполнение обязанности по уплате налогов в срок, установленный законодательством.
Причины оформления оспариваемого требования в двух вариантах налоговый орган не объяснил.
Посчитав данные действия инспекции незаконными, Общество обратилось в арбитражный суд.
Решение суда: кассация поддержала выводы нижестоящих инстанций о том, что выставление оспариваемого требования только на основании писем, полученных от правоохранительных органов, без проведения каких-либо мероприятий налогового контроля, произведено в нарушение действующего налогового законодательства.
Сославшись на положения ст. 69 НК РФ и п. 52 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57, суд отметил, что в основе решения об уплате налога лежит либо решение, принятое по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки, либо представленная налогоплательщиком налоговая декларация, либо налоговое уведомление.
Отклоняя доводы налогового органа о том, что выставление требования направлено на возмещение ущерба бюджету РФ (путем неуплаты налога за 2010-2012 годы), суды обоснованно указали на отсутствие приговора суда или вступившего в законную силу судебного акта, устанавливающего сумму ущерба.
Материалы, полученные в результате осуществления оперативно-розыскных мероприятий, могут использоваться при проведении мероприятий налогового контроля, но самостоятельным основанием для начисления налогов, внесения в КРСБ сведений о недоимке и выставления требования об уплате налога не являются.

6. Взыскание налоговой задолженности

6.1. Взыскание с взаимозависимого лица задолженности по уплате налогов в порядке п. 2 ст. 45 НК РФ
Вывод: наличие возбужденного конкурсного производства в отношении налогоплательщика- банкрота не исключает возможности взыскания с взаимозависимого с ним лица недоимки по налогам в случае, если доказан перевод бизнеса с налогоплательщика-банкрота на взаимозависимое лицо (Постановление АС МО от 04.05.2017 по делу № А40-81870/2016)
Стадия: Определением ВС РФ от 28.07.2017 в передаче дела в СКЭС ВС РФ отказано

Обстоятельства дела: В результате проведения ВНП налоговый орган установил, что ООО «Старбор» (далее – Должник) получило необоснованную налоговую выгоду и доначислил Должнику недоимку по налогам. Должник обжаловал решение налогового органа в судебном порядке, но арбитражные суды признали решение налогового органа законным (02.12.2014 – вынесено постановление апелляционного арбитражного суда). Налоговый орган 12.12.2014 вынес решение о приостановлении операций по счетам и направил в кредитные организации инкассовые поручения о списании денежных средств со счетов Должника.
В дальнейшем (03.03.2015) в отношении Должника была введена процедура конкурсного производства. Таким образом, по мнению налогового органа, им были исчерпаны все возможности принудительного взыскания недоимки с Должника в бесспорном порядке. Поэтому налоговый орган обратился в арбитражный суд с иском о признании Общества взаимозависимым с Должником и взыскании с Общества в порядке п. 2 ст. 45 НК РФ задолженности по налогам и сборам, которая числится за Должником.
Выводы судов: суды признали Общество и Должника взаимозависимыми и взыскали с Общества задолженность по налогам и сборам, которая образовалась у Должника в результате проведения налоговой проверки.
Следующие фактические обстоятельства были признаны доказательством взаимозависимости.
  1. Учредитель и генеральный директор Общества до его трудоустройства в Общество входил в совет директоров Должника, являлся исполнительным директором Должника и получателем дохода;
  2. Основным поставщиком продукции Обществу и Должнику являлась одна и та же организация – ООО «Русалкоимпорт», руководителем и учредителем которой с 2015 г. являются, соответственно, руководитель Должника и руководитель Общества;
  3. Должник обладал исключительными правами на 38 товарных знаков, которые продал ООО «ТД Аркона», учредителем и руководителем которого является директор Должника. В дальнейшем, Общество заключило с ООО «ТД Аркона» соглашение об использовании этих товарных знаков;
  4. Расчетные счета Общества и Должника были открыты в одних и тех же банках;
  5. В 2013-2014 гг. 72 сотрудника Должника были переведены на работу в Общество;
  6. доходы Общества возросли с 506 млн руб. в 2013 году до 2 393 млн руб. в 2014 году, а численность сотрудников с 14 в 2013 году до 228 в 2014 г. Данный факт был истолкован судом как связанный с составлением акта налоговой проверки в отношении Должника;
  7. Общество и Должник зарегистрированы по одному и тому же адресу;
  8. Обособленные подразделения Общества и Должника в Санкт-Петербурге также находились по одному адресу;
  9. Общество и Должник используют один и тот же IP-адрес;
  10. Большинство контрагентов Должника подтвердили, что по рекомендации Должника стали закупать аналогичную продукцию у Общества (85,2 % покупателей Должника стали покупателями Общества), а некоторые из них сообщили об уступке права требования между Обществом и Должником.
Все перечисленные обстоятельства свидетельствуют о взаимозависимости Общества и Должника, и о том, что осуществление Обществом коммерческой деятельности с 2014 г. обусловлено переводом бизнеса.
При этом следующие доводы Общества суды посчитали ошибочными:
1) Ст. 45 НК РФ может применяться только в том случае, если будет установлено поступление выручки взаимозависимому с налогоплательщиком лицу за товары, принадлежащие налогоплательщику.
Суды пояснили, что положения пп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ не обуславливают возможность их применения только в случае, если выручка поступает зависимому лицу за товары (работы, услуги), ранее реализованные налогоплательщиком – должником. В постановлении АС Московского округа (оставлено в силе Определением ВС РФ) по делу № А40- 153792/14 суд пришел к выводу об обоснованности взыскания налоговой задолженности с зависимого лица, поскольку зависимое лицо получило от должника весь бизнес, включая основные средства, персонал и клиентскую базу. Аналогичные выводы сделаны в Определении СКЭС ВС РФ от 16.09.2016 по делу № А40-77894/15.
2) Наличие конкурсного производства в отношении Должника исключает возможность применения п. 2 ст. 45 НК РФ и взыскание задолженности Должника с Общества.
2) Суды отметили, что признание налогоплательщика- должника банкротом устанавливает статус должника как неспособного рассчитаться по своим долгам, в связи с чем взыскание сумм задолженности с зависимого общества в порядке пп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ в случае признания банкротом самого налогоплательщика-должника не противоречит положениям ФЗ № 127-ФЗ О банкротстве.
Более того, обстоятельства банкротства Должника позволяют сделать вывод о том, что все действия Должника были направлены на то, чтобы подготовиться к процедуре банкротства и вывести из оборота денежные средства и имущество. Общая доля требований аффилированных между собой и Должником лиц в конкурсной массе Должника составляет 98,34 %, а единственным независимым кредитором Должника является налоговый орган.
Дата
Отправить заявку
E-mail*
ФИО
Контактная информация (телефон, Skype, другие способы связи)
Вопрос*
Введите символы с картинки*
* - Поля отмеченные звездочкой, обязательны для заполнения
О статусе Вашей заявки можно узнать, позвонив по телефону
+7 495 737-53-53, добавочный 5100