Аналитика

Следуйте за нами

Новости судебной практики в области налогов, cборов, страховых взносов РФ. №2, 2018

06.03.2018
PDF-версия

Содержание


1. Конституционный суд о налогах

1.1. Освобождение налогового агента от штрафапост.123НКРФвслучае просрочки уплаты правильно исчисленного налога

Вывод: налоговый агент, допустивший в силу ошибки просрочку в уплате НДФЛ, но изначально представивший достоверный расчет налога, на основании п. 4 ст. 81 НК РФ имеет право на освобождение от уплаты штрафа по ст. 123 НК РФ, если он уплатил недостающую сумму налога и пени до момента, когда ему стало известно об обнаружении налоговым органом факта нарушения или о назначении ВНП (при отсутствии доказательств, указывающих на преднамеренный характер несвоевременного перечисление налога). (Постановление КС РФ от 06.02.2018 № 6-П).
Обстоятельства дела: Общество несвоевременно перечислило в бюджет сумму НДФЛ, удержанную в качестве налогового агента. Однако до окончания налогового периода Общество уплатило налог и пени в качестве возмещения ущерба бюджету.
По результатам ВНП налоговый орган начислил штраф за несвоевременное перечисление НДФЛ на основании ст. 123 НК РФ.
Общество с начисленным штрафом не согласилось, считая, что уплата налога в полном объеме должна повлечь освобождение от налоговой ответственности на основании п. 4 ст. 81 НК РФ.
Суд первой инстанции посчитал, что положения п. 4 ст. 81 НК РФ связывают освобождение от ответственности (штрафа) по ст. 123 НК РФ с представлением уточненных декларации (расчета), а также с уплатой недоимки и пеней за просрочку. В свою очередь, Общество изначально представило расчет без ошибок и не уточняло его впоследствии, что не позволяет применить освобождение, т.к. не были выполнены все условия п. 4 ст. 81 НК РФ.
Апелляционный и кассационный суды оставили решение без изменения, ВС РФ отказал в передаче кассационной жалобы Общества в СКЭС ВС РФ.
Впоследствии, Общество, ссылаясь на неконституционность положений п. 4 ст. 81 и ст. 123 НК РФ, обратилось в Конституционный суд РФ:
• положения п. 4 ст. 81 и ст. 123 НК РФ противоречат статьям 19, 46 и 55 Конституции РФ, поскольку позволяют освобождать налогового агента от налоговой ответственности (штрафа) за несвоевременное перечисление в бюджет сумм НДФЛ лишь в том случае, если он представит уточненную налоговую отчетность. Поскольку же при изначально правильно составленной отчетности это условие исполнить нельзя, освобождением от ответственности за такую просрочку могут пользоваться лишь налоговые агенты, представившие недостоверную налоговую отчетность.
• штраф по ст. 123 НК РФ за неперечисление удержанных сумм налога взыскивается в одинаковом размере независимо от того, что просрочка уплаты могла быть незначительной и была самостоятельно устранена задолго до окончания налогового периода с уплатой пеней в возмещение ущерба казне.
Ключевые выводы Постановления Конституционного суда РФ.
Статья 123 НК РФ предусматривает налоговую ответственность не за нарушения в части достоверности представленных расчетов, а за противоправное неудержание сумм налога и (или) их неперечисление в срок, т.е. за недоимку независимо от причин ее возникновения.
При таком определении состава налогового правонарушения налоговый агент имеет основания полагать, что именно неуплата налога и пеней безотносительно к тому, ошибочна или безупречна представленная им налоговая отчетность, влечет отказ в освобождении от налоговой ответственности.
Тем более если недоимка:
• добровольно им уплачена и компенсирована пенями прежде, чем налоговому агенту стало известно об обнаружении налоговым органом факта несвоевременной уплаты налога или о назначении ВНП,
• допущена без искажения налоговой отчетности и непреднамеренно.
Принимая во внимание расхождения в понимании положений п. 4 ст. 81 и ст. 123 НК РФ, эти положения не должны толковаться как лишающие налогового агента, допустившего просрочку в уплате правильно исчисленного НДФЛ, права на освобождение от налоговой ответственности, если он уплатил недоимку и пени до момента, когда ему стало известно об обнаружении налоговым органом факта несвоевременного перечисления удержанного налога или о назначении ВНП.
При этом должны отсутствовать доказательства, указывающие на то, что несвоевременное перечисление налога налоговым агентом носило преднамеренный характер, а напротив, было результатом упущения (технической или иной ошибки).

1.2. Налогоплательщики должны оперативно учитывать изменения судебной практики

Вывод: с момента, когда ВС РФ применил новый правовой подход и операция стала облагаться НДС, до момента, когда налогоплательщик заключил спорные договоры и услуги были оказаны, прошло более 1 года (4 налоговых периода по НДС после изменения судебной практики). Указанный срок является достаточным для адаптации к новому толкованию. По этой причине необоснованны ссылки на незаконность доначислений ввиду изменения в толковании судами положений ст. 149 НК РФ по сравнению с ранее применявшимся подходом. Постановление АС СКО от 09.01.2018 по делу № А32-6397/2017.
Комментарий: КС РФ в Постановлении от 28.11.2017 № 34-П сформировал правовую позицию, в соответствии с которой:
негативное изменение судебной практики (в данном случае по сравнению с позицией, выработанной до принятия отказного Определения судьи ВС РФ) не может привести к доначислениям за период, предшествующий принятию судебного акта, изменившего судебную практику.
Обзор Постановления КС РФ от 28.11.2017 № 34-П см. в выпуске 10/17.
В рамках рассматриваемого дела № А32-6397/17 суд разрешил спор с применением правовой позиции, изложенной в Постановлении КС РФ от 28.11.2017 № 34-П.
Обстоятельства дела: Общество представило налоговую декларацию по НДС за 2 квартал 2016 года, в которой, в том числе, было заявлено освобождение от налогообложения оказание услуг, связанных с бонированием судов, на общую сумму 7,18 млн руб.
Инспекция по результатам проверки доначислила Обществу НДС со стоимости спорных услуг.
Позиция Инспекции: в соответствии с пп. 23 п. 2 ст. 149 НК РФ подлежат освобождению от налогообложения услуги по обслуживанию судов в период стоянки в портах.
Поскольку услуги по выставлению боновых ограждений в качестве превентивной меры от розлива нефти при производстве погрузочных операций не включены в состав услуг по обслуживанию судов, соответственно, освобождение от налогообложения НДС, предусмотренное пп. 23 п. 2 ст. 149 НК РФ, в отношении таких услуг не применяется.
Позиция Общества: услуги по бонированию судов оказываются в отношении судов, а не грузов.
Выводы судов первой и апелляционной инстанции: по существу спора, являются обоснованными выводы инспекции о том, что услуги по бонированию связаны с погрузкой нефти и нефтепродуктов, т.е. связаны с обслуживанием товаров. Следовательно, такие услуги не освобождаются от налогообложения НДС на основании пп. 23 п. 2 ст. 149 НК РФ.
Комментарий:
суд кассационной инстанции приостановил рассмотрение кассационной жалобы Общества на судебные акты нижестоящих судов до вступления в силу судебного акта КС РФ (постановление № 34-П) по жалобе Общества.
Выводы суда кассационной инстанции: по существу рассматриваемого спора нижестоящие суды пришли к обоснованным выводам.
Применяя позицию КС РФ, сформированную в Постановлении от 28.11.2017 № 34-П, необходимо учитывать следующее.
ВАС РФ, применяя в деле ЗАО «Инфотек Балтика» пп. 23 п. 2 ст. 149 НК РФ, исходил из того, что перечень услуг по обслуживанию морских судов законодателем не ограничен (Определение от 16.08.2010 № ВАС-10859/10).
Иное направление практике арбитражных судов придал ВС РФ, который в Определении от 30.03.2015 № 308-КГ15-1222 по делу ЗАО «Таманьнефтегаз» поддержал выводы нижестоящих судов о том, что услуга по бонированию не связана с облуживанием судна, а, следовательно, подлежит обложению НДС.
Таким образом, арбитражные суды и ВС РФ дали толкование пп. 23 п. 2 ст. 149 НК РФ в соответствии с которым операции по реализации услуг буксиров по установке/снятию бонового заграждения судна не освобождаются от обложения НДС.
В рассматриваемом деле договоры заключены и спорные услуг оказаны в 2016 г., т.е. после изменения судебной практики (спустя 4 налоговых периода после изменения судебной практики), следовательно, Общество имело возможность адаптироваться к изменениям правового регулирования.

2. Необоснованная налоговая выгода

2.1. Отказ в вычете НДС по сделке с цепочкой посредников, в которой реальность поставки товара не оспаривалась
 

Вывод: инспекция доказала, что посредники Общества созданы формально с целью незаконного возмещения НДС. Общество помимо реальности хозяйственных операций должно было доказать и то, что товары (работы, услуги) приобретены именно у тех контрагентов, которые заявлены в представленных в налоговый орган документах (у посредников). Налоговый орган доказал, что реальными поставщиками и перевозчиками товаров были организации на спецрежимах, не являющиеся плательщиками НДС.
Определением ВС РФ от 15.01.2018 № 307-КГ17-19657 по делу № А56- 40601/2016 в передаче дела в СКЭС ВС РФ отказано

Обстоятельства дела: Общество приобретало лесоматериалы и услуги по их перевозке у ряда контрагентов. По данным операциям Общество заявило НДС к вычету (возмещению).
Инспекция признала документы, представленные Обществом для подтверждения права на вычет, недостоверными и отказала Обществу в возмещении налога. Проверяющие пришли к выводу, что контрагенты Общества образуют цепочку формальных посредников, через которых денежные средства поступали непосредственным поставщикам-лесозаготовителям и перевозчикам лесоматериалов, применяющим специальные налоговые режимы и не являющимся плательщиками НДС:
• Контрагенты/их правопреемники в ходе проверки не представили первичные и иные документы, подтверждающие документально заявленные Обществом операции по поставкам лесоматериалов.
• Лесоматериалы перевозились с мест лесозаготовок без промежуточных выгрузок товара напрямую в адрес Общества.
• Контрагенты в перевозке лесоматериалов фактически не участвовали, необходимых ресурсов не имели, налоги уплачивали в минимальных размерах и пр.
Общество, ссылаясь на реальность операций, не согласилось с решением инспекции и обратилось в суд.
Решение суда: суды всех инстанций признали доказанным факт формальности посредников, которые не обладали возможностью исполнения принятых на себя по контрактам обязательств.
Суд первой инстанции заключил, что установленные в ходе проверки обстоятельства в совокупности и взаимосвязи свидетельствуют не только о непроявлении должной осмотрительности и осторожности, но и о наличии согласованности в действиях Общества и поставщиков по созданию формального документооборота и многоступенчатой схемы получения необоснованной налоговой выгоды в виде незаконного возмещения НДС; налогоплательщик знал либо должен был знать о представлении поставщиками недостоверных либо противоречивых сведений.
ВС РФ, отказывая в передаче дела в СКЭС ВС РФ, указал:
- довод о том, что судами не ставится под сомнение факт поступления продукции к Обществу и оказание услуг по ее транспортировке, не может служить бесспорным основанием для получения налоговых вычетов по НДС. Предъявляя к вычету НДС, налогоплательщик должен подтвердить не только факт реального приобретения товара (работ, услуг), но и то, что товары (работы, услуги) приобретены непосредственно у тех контрагентов, которые заявлены в представленных в налоговый орган документах.
Комментарий: Несмотря на отсутствие прямой ссылки на положения ст. 54.1 НК РФ, данный судебный акт показывает направление развития судебной практики по категории дел, связанной с взаимоотношениями с недобросовестными контрагентами.
Такая аргументация является показательной и выступает своего рода сигналом, причем как налогоплательщикам, так и налоговым органам. Выбирая ключевые доводы в пользу законности решения инспекции и устойчивости судебных актов по делу, ВС РФ указал на неподтвержденность приобретения товаров (работ, услуг) непосредственно у заявленных в документах контрагентов, и, по сути, применил положения пп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ.
Кроме того, данное дело является наглядным примером ретроспективного применения в 2018 году (к решению, вынесенному еще 11.02.2016) положений, вступивших в законную силу в августе 2017 года (по крайней мере, в части примененного правового обоснования)


2.2. Отсутствие экономического смысла в операциях по передаче недвижимости взаимозависимому лицу с последующей арендой такой недвижимости

Вывод: при наличии совокупности обстоятельств (взаимозависимость, применение контрагентом УСН, получение контрагентом беспроцентного займа от взаимозависимого лица и др.) лишены разумного экономического смысла хозяйственные операции по реализации недвижимости контрагенту и последующей аренде у такого контрагента реализованной ранее недвижимости. При таких обстоятельствах арендная плата не подлежит учету в составе расходов по налогу на прибыль
Определением ВС РФ от 15.01.2018 № 308-КГ17-19355 по делу № А63-14693/2016 в передаче дела в СКЭС ВС РФ отказано.
Обстоятельства дела: Общество-1 реализовало Обществу-2 (УСН) нежилое здание и земельный участок, которые Общество-1 использовало в своей основной предпринимательской деятельности.
Общество-2 после приобретения здания сдало его в аренду обратно Обществу-1.
Затраты на оплату аренды здания Общество-1 учитывало у себя в качестве расходов.
Инспекция провела ВНП Общества-1 и исключила из расходов арендную плату, доначислив налог на прибыль организаций, пени и штраф.
Позиция Инспекции: совокупность сделок по реализации здания и обратной его аренде не имеет экономического смысла. Сделки были совершены исключительно с целью получения необоснованной налоговой выгоды, а затраты Общества-1 на аренду здания не могут быть включены в состав расходов по налогу на прибыль.
Выводы судов трех инстанций: решение Инспекции правомерно. Выводы о получении необоснованной налоговой выгоды подтверждаются следующими обстоятельствами:
1. Общество-2 создано незадолго до совершения сделки купли-продажи и аренды здания;
2. Общество-2 применяет УСН и не является плательщиком налога на имущество;
3. Общество-2 не ведет самостоятельную хозяйственную деятельность. Денежные средства на приобретение здания получило по договору беспроцентного займа от бывшего генерального директора Общества-1;
4. Генеральным директором и учредителем Общества-2 является лицо, ранее занимавшее должность генерального директора Общества-1;
5. Наличие установленной взаимозависимости между Обществом-1 и Обществом-2, которая выразилась в близком родстве генерального директора Общества-1 и учредителя Общества-2;
6. Денежные средства, перечисленные Обществом-2 Обществу-1 в качестве оплаты по договору купли- продажи, впоследствии возвращаются Обществу-2 в виде платежей по договору аренды;
7. Перечисление денежных средств как с расчетного счета Общества-1 в адрес Общества-2, так и наоборот производилось с использованием одного и того же IP-адреса;
8. Общество-1 использовало здание для своей деятельности как до, так и после продажи.
Верховный суд РФ согласился с выводами нижестоящих судов и указал в своем Определении. Фактически нежилое здание не выбывало из владения Общества-1 и было передано Обществу-2 только с целью получения налоговых выгод.
В таком случае, хозяйственные операции между Обществом-1 и Обществом-2 лишены разумных экономических причин, а полученная налоговая выгода не может быть признана обоснованной.
Комментарий: в последнее время налоговые органы с особым вниманием относятся к операциям, в рамках которых между взаимозависимыми лицами предоставляются заемные денежные средства. Прежде всего, исследованию подлежат вопросы о наличии деловой цели, реальности операций, устанавливаются признаки получения необоснованной налоговой экономии. Так, например, АС Волго-Вятского округа в Постановлении от 10.01.2018 по делу № А79- 9660/16 признал правомерным отказ налогового органа в учете в качестве внереализационных расходов суммы дебиторской задолженности, которую налогоплательщик списал в результате признания банкротом взаимозависимого заемщик.

3. Налоговые проверки

3.1. Оспаривание бездействия налоговых органов, которое заключается в том, что «фирмы-однодневки» не были проверены должным образом

Вывод: заявление о признании незаконным бездействия налоговых органов, которое заключается в том, что сомнительные организации не были проверены должным образом, не подлежит удовлетворению, так как является ненадлежащим способом защиты права. Даже если бы указанные организации были проверены, то непонятно, каким образом это повлияло бы на права и обязанности налогоплательщика (каким образом могло привести к восстановлению нарушенных прав). Отсутствует сам факт бездействия, так как налоговый контроль за такими организациями проводится в различных формах, в т.ч. в рамках налоговых проверок. При этом проведение проверки в силу закона не является обязательным
Постановление АС МО от 18.01.2018 по делу № А40-107555/17.

Обстоятельства дела:
ИФНС № 9 по г. Москве провела в отношении Общества ВНП за 2011-2013 гг. По итогам ВНП было принято решение, в котором среди прочего, дана оценка взаимоотношениям и хозяйственным операциям Общества с тремя контрагентами (далее – Контрагенты).
Общество в рамках другого судебного дела (№ А40- 124118/16) безуспешно оспаривало результаты ВНП. Также Общество обратилось в АС г. Москвы с требованием о признании незаконным бездействия ИФНС № 4 по г. Москве, которое выразилось в невыявлении налоговых правонарушений, о совершении которых можно было обоснованно предполагать при осуществлении налогового контроля надлежащим образом, непринятии мер по привлечению к ответственности лиц, действительно причастных к созданию и управлению Контрагентами.
Выводы судов: в ч. 1 ст. 198 АПК РФ установлено два критерия, по которым решения или действия (бездействия) признаются незаконными: они не соответствуют закону или иному нормативному акту, а также нарушают права и законные интересы заявителя.
Рассматривая требование Общества на предмет критериев, установленных в ч. 1 ст. 198 АПК РФ, следует определить наличие бездействия как такового.
В соответствии с ч. 1 ст. 30 НК РФ налоговые органы составляют единую централизованную систему контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах.
Налоговый контроль может иметь разные виды и формы. В настоящем случае в отношении Контрагентов был осуществлен налоговый контроль, но не в виде прямых проверочных мероприятий, а применительно к налогообложению операций, в которых участвовало и Общество.
Учитывая изложенное, не представляется возможным делать вывод о бездействии налогового органа по не выявлению налоговых правонарушений и не привлечении виновных лиц к ответственности.
Далее, рассматривая требование Общества на предмет критериев, установленных в ч. 1 ст. 198 АПК РФ, следует рассмотреть вопрос о нарушении прав и законных интересов Общества.
Поскольку Общество оспаривает именно бездействие, следует учитывать результат, который мог последовать в случае совершения налоговым органом тех действий, о не совершении которых указывает Общество. Мероприятия налогового контроля касаются, прежде всего, тех лиц, в отношении которых они совершены. Информирование всех участников гражданских правоотношений относительно результатов этих мероприятий законодательством не предусмотрено. Следовательно, результаты мероприятий налогового контроля организаций, на которые ссылается Общество, каким-либо образом не могут нарушать его права и обязанности.
Общество также не поясняет, каким образом судебный акт по его заявлению может восстановить его права, если таковые и были нарушены.
Общество в обоснование своей позиции по спору указывает на бездействие налогового органа, в результате которого не были своевременно выявлены возможные нарушения, допущенные Контрагентами Общества, что привело к нарушению интересов бюджета и прав Общества, которому отказали в признании расходов и применении налоговых вычетов, а также квалификации Общества как недобросовестного налогоплательщика.
Однако указанные доводы были предметом рассмотрения по делу № А40-124118/16 и фактически сводятся к разрешению вопроса о добросовестности Общества.
При таких обстоятельствах требование Общества не подлежит удовлетворению. Общество выбрало ненадлежащий способ защиты права.

3.2. Неправомерный штраф по п. 2 ст. 116 НК РФ за несообщение об обособленных подразделениях

Вывод: неуведомление налогового органа о наличии обособленного подразделения, не повлекшее неуплату (неполную уплату) налогов, не подпадает под состав нарушения по п. 2 ст. 116 НК РФ, такие действия подлежат квалификации по ст. 126 НК РФ .
Определением ВС РФ от 22.12.2017 № 318-ПЭК17 по делу № А04-12175/2015 в передаче надзорной жалобы в Президиум ВС РФ отказано.

Обстоятельства дела: в рамках проверки налоговый орган установил, что Общество не встало на учет по месту нахождения двух обособленных подразделений (далее – ОП), через которые велась хозяйственная деятельность, и начислил штраф по п. 2 ст. 116 НК РФ.
Общество, посчитав, что может нести jтветственность только по п. 1 ст. 126 НК РФ за неисполнение обязанности по представлению сведений о наличии ОП, обратилось в суд.
Решение суда: суды трех инстанций признали решение инспекции законным.
СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций в силу следующего. В том случае, когда допущенное организацией нарушение порядка постановки на учет выражается в неисполнении обязанности по сообщению налоговому органу сведений о созданных на территории РФ ОП, такие действия подлежат квалификации по ст. 126 НК РФ.
Предусмотренная же в п. 2 ст. 116 НК РФ санкция сопряжена с отсутствием у налогового органа возможности идентифицировать налогоплательщика и, соответственно, определить, какие налоги и в каком размере должен уплатить налогоплательщик в связи с ведением сокрытой от деятельности.
Инспекция установила величину полученных через ОП доходов – неполной уплаты налогов от деятельности через ОП Обществом не было допущено.
Суды должным образом не разграничили между собой составы правонарушений, что привело к неправильному выводу о законности решения налогового органа в оспариваемой части.
Судья ВС отказала инспекции в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в Президиум ВС РФ.

4. Вычеты по НДС

4.1. Налоговый орган был обязан учесть факт возврата аванса, несмотря на то, что платеж был произведен за пределами проверяемого периода

Вывод: в случае если денежные средства были получены от контрагента в виде аванса в проверяемом периоде, а возвращены за пределами проверяемого периода, налоговый орган не должен ограничиваться формальным подходом к определению налоговых обязательств проверяемого лица. Следует установить фактические налоговые обязательства.
Если в описанной ситуации налогоплательщик не исчислил налоговую базу при получении аванса, а также не заявил вычеты после его возращения, то он все равно обязан заплатить пени с суммы НДС с аванса за период с момента его получения до возвращения контрагенту. При этом оснований для начисления недоимки и штрафа нет.
Постановление АС МО от 27.12.2017 по делу № А41-71587/16).

Обстоятельства дела (эпизод с применением вычетов за 2013 г.): Общество получило от контрагента денежные средства в 3 и 4 квартале 2013 г. в счет аванса за дизельное топливо.
Общество не производило отгрузку дизельного топлива контрагенту и не отразило сумму аванса в декларации по НДС.
По состоянию на 31.12.2013 (конец проверяемого периода) у Общества числилась задолженность перед контрагентом в размере 8,1 млн руб.
В 2014 г. Общество вернуло контрагенту денежные средства (путем перечисления на расчетный счет и взаимозачета).
Инспекция провела ВНП Общества за 2011-2013 гг. и доначислила НДС, пени и штраф с сумм полученных авансов.
Позиция Общества: 1) авансовые платежи сами по себе не являются объектом налогообложения НДС; 2) отношения между Обществом и контрагентом возможно квалифицировать как отношения займа, так как Общество изъявило желание расторгнуть контракт в связи с отсутствием товаров, а контрагент просил вернуть денежные средства.
Позиция Инспекции: Общество должно исчислить НДС с полученных авансов, но не имеет право на заявление вычетов по ним, так как не представило документы, подтверждающие изменение условий договора с контрагентом или его расторжение, относящиеся к проверяемому периоду. Все доказательства относятся к 2014 году.
Выводы судов: не могут быть приняты доводы Общества о заемном характере отношений, поскольку не представлен договор займа.
Из взаимозависимого толкования ст. 146, п. 1 и 5 ст. 171, п. 4 ст. 172 НК РФ, ст. 407, 410 ГК РФ, п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.05.2014 № 33 следует, что Общество было обязано определить налоговую базу по НДС при получении авансовых платежей, а впоследствии – по возвращении денежных средств контрагенту в связи с расторжением договора – имело право на применение налоговых вычетов по НДС.
Таким образом, по данному эпизоду у Общества отсутствует недоимка по НДС, а решение Инспекции подлежит признанию недействительным в части доначисления налога и штрафа.
Однако Общество должно заплатить пени, поскольку своевременно не отразило налоговую базу по НДС. Пени подлежат исчислению с момента неотражения налоговой базы в виде авансов и до момента возврата авансов.
Ссылка Инспекции на то, что договор между Обществом и контрагентом не был расторгнут в проверяемый период, в связи с чем НДС был доначислен правомерно, не может быть принята, так как при доначислении налога недопустим формальный подход. Невозможно установить фактические налоговые обязательства Общества без истребования и исследования документов за 2014 г.

5. Земельный налог

5.1. Сформирована практика фактического преодоления решений судов об установлении кадастровой стоимости земельного участка равной его рыночной стоимости путем ее ежегодного переутверждения

Вывод: если после принятия судом решения по делу об оспаривании кадастровой стоимости, установленной уполномоченным органом исполнительной власти, такой орган примет новое постановление об утверждении кадастровой стоимости на очередной налоговый период, то для исчисления земельного налога должны применятся сведения о кадастровой стоимости, установленной названным новым постановлением
Определением ВС РФ от 12.01.2018 № 310-КГ17-18773 по делу № А64- 7635/2016 в передаче дела в СКЭС ВС РФ отказано
Обстоятельства дела: Обществу на праве собственности принадлежит земельный участок. В течение нескольких налоговых периодов налогоплательщик оспаривал подлежащую уплате сумму налога.
Так, постановлением Администрации Тамбовской области от 11.11.2013 (Постановление от 11.11.2013) с 01.01.2014 кадастровая стоимость земельного участка была установлена в размере 25,1 млн руб.
В судебном порядке Общество потребовало установить кадастровую стоимость исходя из рыночной стоимости земельного участка. После проведения судебной экспертизы решением АС Тамбовской области от 12.11.2014 по делу № А64- 4725/14 (Решение суда) кадастровая стоимость земельного участка была установлена в размере 5,5 млн руб.
Данные о кадастровой стоимости земельного участка, определенной судом, были внесены в государственный кадастр недвижимости (ГКН) 18.12.2014.
Через год Общество подало налоговую декларацию по земельному налогу уже за 2015 г. и вновь исчислило сумму налога исходя из рыночной стоимости земельного участка 5,5 млн руб., установленной Решением суда.
По результатам КНП Инспекция решением об отказе в привлечении к налоговой ответственности доначислила Обществу земельный налог. При этом расчет налога был произведен на основании результатов кадастровой оценки, утвержденных
Постановлением администрации Тамбовской области от 28.11.2014 № 1498 в размере 24,5 млн руб. (Постановление от 28.11.2014).
Таким образом, в 2014-2015 гг. оценка земельного участка составила:
- 25,1 млн руб. – на 2014 г. по мнению субъекта РФ;
- 5,5 млн руб. – на 2014 г. по Решению суда;
- 24,5 млн руб. – на 2015 г. по мнению субъекта РФ.
Позиция Инспекции: В соответствии с п. 1, 3 ст. 391 НК РФ подлежит применению Постановление от 28.11.2014.
Позиция Общества: 1) кадастровая стоимость, уменьшенная по Решению суда, применяется при определении налоговой базы, начиная с периода, в котором подано соответствующее заявление в суд о пересмотре кадастровой стоимости.
2) поскольку результаты кадастровой оценки по Постановлению от 28.11.2014, внесены в ГКН ранее, чем сведения по Решению суда, значит, при исчислении земельного налога за 2015 г. должно применяться Решение суда.
Решение суда первой инстанции: Общество рассчитало налоговую базу верно.
Из справки от 06.11.2015 филиала ФГБУ «ФКП Росреестра» по Тамбовской области, выданной Обществу, и ответа от 12.07.2016 на запрос Инспекции следует, что стоимость спорного земельного участка на 01.01.2015 составила 5,5 млн руб. Такие данные о кадастровой стоимости внесены в ГКН на основании Решения суда. Сведения о дате применения кадастровой стоимости, внесенной в результате актуализации по Постановлению от 28.11.2014, в ГКН отсутствуют.
Выводы судов апелляционной и кассационной инстанций: Решение инспекции законно.
Из взаимосвязанного толкования ст.ст. 23, 387, 388, п. 1 и 2 ст. 390, п. 1 ст. 391 НК РФ, п. 2 ст. 66 ЗК РФ, ст.ст. 24.11, 24,18, 24.19, 24.20 ФЗ № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности», п.п. 18, 28 Постановления Пленума ВС РФ от 30.06.2015 № 28 следует, что рыночная стоимость земельного участка, установленная комиссией или судом, действует до момента внесения в ГКН результатов очередной кадастровой оценки.
В рамках судебного дела № А64-4725/14 Общество оспорило результаты кадастровой оценки земельного участка, утвержденные Постановлением от 11.11.2013 и действующие с 01.01.2014.
Постановлением от 28.11.2014 были утверждены новые результаты кадастровой оценки спорного земельного участка. Постановление от 28.11.2014 вступило в силу с 01.01.2015.
Общество не оспаривало кадастровую стоимость, установленную Постановлением от 28.11.2014.
Следовательно, у Общества отсутствовали основания для применения рыночной стоимости, установленной Решением суда, для исчисления налога за 2015 г., так как такая стоимость действует лишь в период действия кадастровой стоимости, установленной Постановлением от 11.11.2013 (т.е. на 2014 г.).
Верховный суд РФ согласился с выводами судов апелляционной и кассационной инстанций, подтвердив законность доначислений.

6. Значимые изменения в делах предыдущих выпусков

Выпуск, № Реквизиты судебногоакта Изменение
Выпуск № 10/17 Постановление АС ЗСО от 26.09.2017 дело № А03-17236/16 ВС РФ Определением от 10.01.2018 отказал Обществу в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в СКЭС РФ. ВС РФ поддержал выводы нижестоящих судов и признал правомерным доначисление Обществу-российской организации НДС по услугам по перевозке и транспортно-экспедиционным услугам, оказанным на территории ЕАЭС, поскольку согласно положениям НК РФ и нормативным документам ЕАЭС местом реализации таких услуг признается место нахождения исполнителя.
Выпуск № 10/17 Постановление АС ЗСО от 14.09.2017 дело № А70-13757/16

ВС РФ Определением от 15.01.2018 отказал Обществу в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в СКЭС РФ. ВС РФ поддержал выводы нижестоящих судов и отдельно отметил в тексте Определения, что

«вопреки позиции общества, само по себе направление материалов налоговой проверки в следственные органы не нарушает прав и законных интересов налогоплательщика, поскольку не предрешает выводы следственных органов относительно вопроса о возбуждении уголовного дела и не возлагает на налогоплательщика каких-либо обязанностей, не предусмотренных налоговым законодательством».


Дата
Отправить заявку
E-mail*
ФИО
Контактная информация (телефон, Skype, другие способы связи)
Вопрос*
Введите символы с картинки*
* - Поля отмеченные звездочкой, обязательны для заполнения
О статусе Вашей заявки можно узнать, позвонив по телефону
+7 495 737-53-53, добавочный 5100