Аналитика

Следуйте за нами

Новости судебной практики в области налогов, cборов, страховых взносов РФ. №4, 2018

08.06.2018
PDF-версия

Содержание



1. Применение территориальными налоговыми органами положений раздела V.1 НК РФ при проведении налоговых проверок

1.1. Отклонение цены от рыночного уровня от 11 до 52% многократным не является

Вывод: 1) территориальный налоговый орган не вправе оспаривать цену сделки, установленную сторонами;
2) многократное отличие цены от рыночного уровня не может служить самостоятельным основанием для вывода о получении необоснованной налоговой выгоды;
3) отклонение цены в пределах 50 % не является многократным;
4) налоговый орган при сопоставлении условий сделок должен учитывать и иные критерии, кроме цены (например, объем реализованных товаров).
(Определение СКЭС ВС РФ № 303-КГ17-19327 от 29.03.2018 по делу № А04-9989/16).
Обстоятельства дела: ИП реализовывал строительные товары как независимым организациям, так и взаимозависимой организации, в которой осуществлял функции единоличного исполнительного органа. Цена реализации товаров взаимозависимой организации была ниже, чем независимым покупателям (диапазон расхождения составил от 11% до 52%).
Позиция налогового органа: по результатам ВНП за 2012-2014 гг. инспекция установила факт наличия взаимозависимости между ИП и организацией и пришла к выводу, что ИП и организация умышленно занижали цену товаров в сделках между собой с целью экономии на налогах и получения необоснованной налоговой выгоды.
Инспекция сослалась на невозможность применения: метода сопоставимых рыночных цен (ввиду отсутствия информации о сопоставимых сделках); метода цены последующей реализации в чистом виде (т.к. интервал валовой рентабельности определяется на основании бухгалтерской (финансовой) отчетности, которую ИП не ведет); затратного метода (ввиду многоразового систематического характера поставки товаров).
В результате, инспекция, сославшись на положения главы 14.3 НК РФ, определила налоговую базу ИП по НДФЛ и НДС по спорным сделкам следующим образом:
(1) Инспекция определила размер минимальной торговой наценки при последующей реализации товаров организацией, взаимозависимой с ИП;
(2) Инспекция скорректировала доход ИП от реализации товаров взаимозависимому лицу на размер минимальной торговой наценки, определенной методом (1), и доначислила НДФЛ и НДС.
Позиция ИП: Решение Инспекции незаконно, поскольку:
(1) взаимозависимость между ИП и организацией сама по себе не может являться основанием для признания налоговой выгоды, полученной по таким сделкам, необоснованной;
(2) Инспекция не представила никаких доказательств получения необоснованной налоговой выгоды;
(3) Инспекция не доказала отличие цен, примененных в сделках между ИП и организацией, от рыночных цен;
(4) метод исчисления налоговой базы, примененный инспекцией, не предусмотрен НК РФ и является незаконным.
Выводы судов первой, апелляционной и кассационной инстанций: решение инспекции правомерно и обоснованно. Применение инспекцией собственного метода проверки соответствия цены рыночному уровню (который предполагает определение минимальной торговой наценки при последующей реализации) допустимо и не противоречит налоговому законодательству, не нарушает прав ИП и не возлагает на него необоснованной обязанности по уплате налогов.
СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих судов и признала решение инспекции незаконным.
Судебная коллегия в своем Определении указала:
(1) по общему правилу главы V.1 НК РФ инспекция в рамках ВНП не вправе оспаривать цену, указанную сторонами сделки, а доначисление ИП НДС и НДФЛ исходя из рыночных цен товаров, реализованных взаимозависимому лицу, является незаконным;
(2) отличие примененной в сделке цены от рыночного уровня цен также не может служить самостоятельным основанием для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды;
(3) если оспаривается соответствие отраженной в налоговом учете операции ее действительному экономическому смыслу, то многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может учитываться в качестве одного из признаков получения необоснованной налоговой выгоды в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, порочащими деловую цель сделки;
(4) отклонение цен по спорным сделкам с взаимозависимой организацией в диапазоне от 11 до 52 % многократным не является;
(5) судами и инспекцией также не установлена сопоставимость сделок по реализации товаров в пользу взаимозависимой организации и сделок, заключенных с иными лицами, в частности, по такому критерию как количество реализованных товаров. Объем отгрузки товаров в пользу иных лиц составил многократно меньшую величину и, следовательно, продажа товаров таким покупателям по относительно большей цене имеет разумное экономическое обоснование.

2. Налог на имущество

2.1. Отказ в представлении единой декларации (расчета) по налогу на имущество по объектам, находящимся на территориях, подведомственных различным инспекциям (разные ОКТМО)

Вывод: представление одной (единой) декларации (расчетов) по налогу на имущество в отношении нескольких АЗС на территории г. Москвы невозможно, поскольку они зарегистрированы по месту их нахождения в различных территориальных инспекциях с разными кодами ОКТМО (Постановление 9ААС от 22.05.2018 по делу № А40-218527/2017).
Стадия: сроки обжалования не истекли
Обстоятельства дела: Общество обратилось в УФНС с письмом о согласовании представления с 01.01.2018 одной (единой) налоговой декларации (налогового расчёта по авансовому платежу) по налогу на имущество в отношении объектов недвижимости (АЗС), находящихся на территории г. Москвы. УФНС данный запрос не согласовало.
ФНС России оставила решение УФНС без изменений, в связи с чем Общество обратилось в суд.
По мнению Общества, письмо УФНС не соответствует приказу ФНС России от 31.03.2017 № ММВ-7-21/271@ «Об утверждении форм и форматов представления налоговой декларации по налогу на имущество»; подача одной (единой) декларации значительно упростила бы исчисление налога на имущество и снизила финансово-хозяйственные издержки, связанные с уплатой налога.
Решение суда: решение налогового органа законно.
С учетом положений приказов ФНС России от 31.03.2017, от 18.01.2012 № ЯК-7-1/9@, приказа Минфина России от 12.11.2013 № 107н, поскольку спорные объекты недвижимости зарегистрированы в различных территориальных налоговых инспекциях г. Москвы с разными кодами ОКТМО, исключается возможность представления одной (единой) налоговой декларации (налогового расчета по авансовому платежу) по налогу на имущество.
Общество должно производить уплату налога и представлять налоговую отчетность в отношении недвижимого имущества, находящегося вне местонахождения Общества, в соответствующие налоговые органы по месту нахождения имущества.

3. Трудовые правоотношения

3.1. Учет затрат на питание сотрудников в столовой

Вывод: затраты на питание работников в столовой не могут быть учтены в составе расходов на оплату труда, поскольку установлено, что в трудовых договорах положения о возложении на работодателя обязанности по бесплатному (льготному) питанию отсутствуют, стоимость питания не являются частью системы оплаты труда (Постановление АС ПО от 22.03.2018 по делу № А55-10742/2017).
Стадия: сроки обжалования истекли
Обстоятельства дела: Общество в 2012-2013 гг. осуществляло организацию горячего питания сотрудников в столовой посредством привлечения предпринимателя. Стоимость услуг Общество отражало в расходах на оплату труда (предоставление бесплатного или льготного питания).
Инспекция посчитала, что Общество необоснованно включило в состав расходов стоимость услуг на питание, не предусмотренное в трудовых договорах.
Решение суда: суды трех инстанций признали решение инспекции законным.
На основании положений статей 255, 270 НК РФ, ст. 163 ТК РФ стоимость питания может быть учтена в расходах на оплату труда, если:
  • такое питание предусмотрено трудовым и (или) коллективным договором,
  • расходы на питание, предусмотренные трудовым и (или) коллективным договором, являются частью системы оплаты труда.
В трудовых договорах положения о возложении на работодателя обязанности по бесплатному или льготному питанию отсутствуют, коллективные договоры не заключались. Из «Положения об оплате труда и премировании работников», штатного расписания, приказа «О мероприятиях по улучшению условий и охраны труда работников» данная обязанность также не следует.
Исходя из протоколов допроса работников, социальный пакет в виде оплаты за питание не предоставлялся. Работники питались в столовой за счет Общества посредством предъявления талонов, а в случае необходимости дополнительной порции доплата производилась деньгами.
Удержание из заработной платы сотрудников за питание не производилось, дополнительных выплат к заработной плате не было, размер заработной платы зависел от количества отработанных часов, персонифицированный учет расходов на питание работников в столовой не велся.
Кроме того, Общество организовало специально оборудованную комнату для приема пищи, чем обеспечило гарантированные трудовым законодательством и предусмотренные трудовыми договорами нормальные условия труда. Организация питания, не обусловленная конкретными условиями технологического процесса и не связанная с производственной деятельностью налогоплательщика, не относится к мерам по обеспечению нормальных условий труда, предусмотренных ст. 163 ТК РФ.
Таким образом, с учетом разъяснений Минфина России в письмах от 09.01.2017 № 03-03-06/1/80065, от 16.01.2017 № 03-04-06/1220 Общество необоснованно учитывало стоимость питания в составе расходов на оплату труда.

4. КИК

4.1. Ошибочное представление уведомления о КИК в другую инспекцию

Вывод: налоговый орган правомерно начислил штраф за несвоевременное представление уведомления о КИК по месту учета в качестве крупнейшего налогоплательщика. Общество при направлении уведомления неверно указало конечного получателя – ИФНС по месту нахождения, а не МИФНС по КН (Решение АСГМ от 27.03.2018 по делу № А40-1524/2018).
Стадия: подана апелляционная жалоба\
Обстоятельства дела: в связи со сменой оператора ТКС и техническими особенностями отправки налогоплательщик направил уведомление о КИК за 2016 год в МИФНС России по КН, но получил его налоговый орган по месту нахождения (ИФНС). При этом в МИФНС уведомление было представлено в октябре 2017 г. (когда выяснился факт поступления документа в другой налоговый орган), тогда как нормативный срок представления - не позднее 20.03.2017.
В соответствии с п. 1 ст. 129.6 НК РФ Обществу был начислен штраф за несвоевременное представление уведомления в МИФНС.
По мнению Общества, с учетом положений Приказа ФНС России от 13.12.2016 №ММВ-7-13/679@, поскольку ИФНС направила Обществу квитанцию о приеме, то обязанность по уведомлению налогового органа была исполнена. Кроме того, исходя из ст. 30 НК РФ, налоговые органы представляют собой единую централизованную систему. МИФНС располагает уведомлением о КИК, поскольку, оно поступило в этот налоговый орган на первом этапе передачи документа по ТКС.
Решение суда: Общество не исполнило обязанность по представлению уведомления. При его направлении, Общество неверно указало конечного получателя – ИФНС. Тот факт, что ИФНС направила квитанцию о принятии уведомления, не опровергает факта наличия состава налогового правонарушения, поскольку именно Общество указало в качестве конечного получателя ИФНС.
При этом МИФНС при перенаправлении файла выступал как «посредник» и «открыть» файл не мог, поскольку это может сделать только ИФНС - конечный получатель документов.

5. Налоговые проверки

5.1. Различная оценка одних и тех же операций в рамках КНП и ВНП

Вывод: необоснован полный отказ в признании в качестве расходов процентов по договору займа по результатам КНП, в то время как по результатам ВНП проценты признаны в качестве расходов по той же самой сделке с тем же самым контрагентом и при тех же обстоятельствах (Постановление АС УО от 15.03.2018 по делу № А60-30013/17).
Стадия: срок обжалования в СКЭС ВС РФ не истек
Обстоятельства дела: Общество является импортером шин и комплектующих. Ввезенные Обществом шины в дальнейшем реализуются одному покупателю. Для оплаты товара Общество отдельными траншами получало займы от иностранной организации. После реализации ввезенных шин Общество гасило долг по предыдущему траншу, брало новый транш и оплачивало очередную поставку. Проценты по договору займа с иностранной организацией Общество учитывало в составе расходов по налогу на прибыль.
По результатам КНП декларации по налогу на прибыль Общества за 2015 год инспекция отказала в признании в 2015 году процентов, уплаченных по договору займа, и доначислила суммы налога/уменьшила убыток (а также штрафы и пени).
Одновременно с проведением КНП инспекция также провела ВНП за 2012-2014 гг.
Позиция налогового органа: заключение договора займа с иностранной организацией не имеет под собой экономического и делового основания; денежные средства, полученные по договору займа, не были направлены на осуществление деятельности с целью получения дохода; Общество косвенно входит в группу компаний своего единственного покупателя и было создано для извлечения налоговой выгоды, занижения сумм налога на прибыль организаций; характер движения денежных средств является замкнутым.
Суд первой инстанции согласился с выводами инспекции и признал решение законным и обоснованным .
Выводы судов апелляционной и кассационной инстанций: решение инспекции незаконно.
Одновременно с проведением КНП инспекция провела ВНП Общества за 2012-2014 гг., по результатам которой оформила решение от 13.03.2017, в котором отражены выводы о правомерности отнесения к расходам процентов по договору займа с иностранной организацией (при этом была выполнена корректировка по правилам ст. 269 НК РФ).
Между тем, в решении, принятом по итогам КНП, инспекция уже в полном объеме ставит под сомнение правомерность начисления процентов по той же самой сделке с тем же контрагентом.
Таким образом, инспекция при проведении КНП с использованием материалов, полученных в ходе ВНП, пришла к иным выводам, не разъясняя причин их возникновения.
Кроме того, инспекция не доказала факты кругового движения денежных средств между заемщиком и займодавцем и создания формального документооборота.
Вывод инспекции о том, что у Общества не было оснований для пополнения оборотных средств за счет займа основан только на анализе таможенной стоимости товара без учета порядка расчетов с иностранными поставщиками.
Обстоятельства приобретения, движения и реализации товара инспекция не исследовала ни в рамках КНП, ни в рамках ВНП.
Таким образом, выводы инспекции об отсутствии экономической обоснованности понесенных расходов не подтверждаются материалами дела.

6. Передача прав

6.1. Предоставление права на последующее заключение договора поставки облагается НДС

Вывод: предоставление Обществом контрагентам права на последующее заключение с ним договоров поставки является реализацией имущественных прав, что облагается НДС в соответствии с п. 5 ст. 155 НК РФ (Постановление АС МО от 06.03.2018 по делу № А40-45135/2017).
Стадия: подана кассационная жалоба в ВС РФ
Обстоятельства дела: в 2013 году Общество за плату предоставляло своим контрагентам-поставщикам право заключения договора поставки. Вследствие приобретения контрагентами такого права Общество обязалось заключить с ними договор поставки в течение 5-ти рабочих дней с момента зачисления на его расчетный счет оплаты по договору.
Данные операции Общество НДС не облагало, считая, что они не являются объектом налогообложения.
Инспекция пришла к выводу, что операции облагаются НДС в соответствии с п. 5 ст. 155 НК РФ, т.к. Общество осуществляло передачу имущественных прав, связанных с правом заключения с ним договоров поставки, и доначислила НДС.
Решение суда: суд первой инстанции признал доначисление НДС незаконным, указав, что Общество не передавало на возмездной основе имущественное право поставки третьему лицу, а предоставляло контрагенту возможность поставлять товар в свой магазин за вознаграждение, которое НДС не облагается.
Суды апелляционной и кассационной инстанций с данным выводом не согласились.
Действовавшее на момент заключения спорных договоров гражданское законодательство не содержало запрета на продажу права на заключение договора, в связи с чем его возможно отнести либо к непоименованному договору, применив к правоотношениям сторон по аналогии правила о купле-продаже, либо к смешанному договору, содержащему элементы договора купли-продажи права.
Более того, с 01.06.2015 г. вступила в силу статья 429.2 ГК РФ, которой предусмотрена возможность заключения соглашения о предоставлении опциона на заключение договора.
С учетом разъяснений, изложенных в п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах», при оценке судом того, является ли договор непоименованным (не предусмотренным законом и иными правовыми актами), принимается во внимание не его название, а предмет договора, действительное содержание прав и обязанностей сторон, распределение рисков и т.д.
Из содержания заключенных договоров следует, что у Общества не было намерений заключать с контрагентами-поставщиками договоры поставки без заключения возмездных договоров о предоставлении права на заключение договоров поставки и, соответственно, контрагенты-поставщики, не приобретя у Общества за вознаграждение права на заключение договора поставки, не могли заключить с Обществом договор на поставку товаров.
Таким образом, предметом исследованных договоров являлась продажа (возмездная передача) со стороны Общества и приобретение со стороны контрагентов-поставщиков права на заключение договора поставки, что является передачей имущественного права, образующего в силу п. 5 ст. 155 НК РФ объект налогообложения по НДС.

7. Ценные бумаги

7.1. Учет денежных средств, полученных в счет погашения векселей

Вывод: денежные средства, полученные от эмитента в счет погашения векселей, не подлежат включению в налоговую базу по налогу на прибыль. Предъявление векселя к оплате не является актом продажи имущества.
Вексель является товаром, а передача его является реализацией лишь в том случае, если право собственности на вексель переходит от одного лица к другому по договору, в котором сам вексель выступает как объект купли-продажи (Постановление АС ЦО от 01.03.2018 по делу № А23-4208/2017).
Стадия: подана кассационная жалоба в ВС РФ
Обстоятельства дела: 06.03.2013 учредитель Общества в счет увеличения чистых активов безвозмездно передал векселя третьего лица (эмитент).
Общество 01.10.2014 предъявило эмитенту данные векселя к оплате, а эмитент перечислил в счет оплаты денежные средства. Полученные денежные средства Общество не включило в налоговую базу по налогу на прибыль на основании пп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ.
Инспекция доначислила налог на прибыль на основании ст. 280 НК РФ, исходя из того, что предъявление налогоплательщиком векселя к оплате является реализацией (иным выбытием).
Решение суда: суды трех инстанций признали решение инспекции незаконным.
С учетом положений статей 815, 142, 143 ГК РФ, п. 2 ст. 146 ГК РФ предъявление векселя к оплате не является актом продажи имущества, вексель удостоверяет обязательство займа. Поэтому, являясь долговым обязательством, он не может отождествляться с предметами, используемыми в товарном обращении. Замена стороны (векселедержателя) по вексельному обязательству не изменяет содержания первоначального обязательства векселедателя
Таким образом, к отношениям, связанным с предъявлением векселедержателем векселя к оплате, применяются нормы гражданского законодательства, регулирующие договор займа. Моментом исполнения обязательства по оплате является момент зачисления соответствующих денежных средств на расчетный счет векселедержателя.
Вексель является товаром, а передача его является реализацией лишь в том случае, если право собственности на вексель переходит от одного лица к другому по договору купли-продажи, в котором сам вексель выступает как объект купли-продажи (Постановление Президиума ВАС РФ от 16.12.1997 № 4863/97, п. 36 Постановления Пленума ВС РФ от 04.12.2000 № 33 и Пленума ВАС РФ от 04.12.2000 № 14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей»).

8. Тонкая капитализация

8.1. Применение соглашений об избежании двойного налогообложения к процентам, переквалифицированным в дивиденды

Вывод: проценты по займу, переквалифицированные в дивиденды на основании ст. 269 НК РФ, должны рассматриваться как доход от вложения в капитал для целей применения положений международных соглашений об избежании двойного налогообложения (Определение СКЭС ВС РФ № 305-КГ17-20231 от 05.04.2018 по делу № А40-176513/16).
Стадия: дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции
Обстоятельства дела: У Общества (заемщик) имелась задолженность по договору займа перед иностранной организацией № 1 (займодавец), которая является взаимозависимой с Обществом (в силу того, что иностранная организация № 2 (материнская компания) владела долями участия и в заемщике и в займодавце через последовательность участия).
Позиция налогового органа: По результатам ВНП инспекция признала задолженность Общества перед иностранной организацией № 1 контролируемой, рассчитала коэффициент капитализации и пришла к выводу о неправомерном учете Обществом в составе внереализационных расходов за 2006-2012 гг. процентов, начисленных по договору займа между Обществом и иностранной организацией № 1.
Выплаченные в проверяемом периоде проценты инспекция переквалифицировала в дивиденды (разницу между начисленными и предельными процентами) и применила ставку 15 %.
Позиция Общества: переквалификация спорных процентов в дивиденды не оспаривается.
Вместе с тем, к процентам, переквалифицированным в дивиденды, должна быть применена пониженная ставка 5 %, а не 15 %, так как иностранная организация № 1 отвечает требованиям (через цепочку владения) для применения положений Конвенции об избежании двойного налогообложения между РФ и Австрией (Конвенция).
Выводы судов первой, апелляционной и кассационной инстанций: Проанализировав структуру владения Обществом, суды пришли к выводу, что иностранная организация № 1 не имеет прямого участия в капитале Общества, что свидетельствует о невыполнении условий, предусмотренных Конвенцией, для применения пониженной ставки 5 %.
Кроме того, суд отметил, что переквалификация займа в капитал для целей применения пониженной налоговой ставки при выплате дивидендов применяется исключительно к добросовестным налогоплательщикам. В действиях Общества отсутствуют признаки добросовестности, так как оно самостоятельно не применяло положения ст. 269 НК РФ.
СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих судов и направила дело на рассмотрение в суд первой инстанции.
Судебная коллегия в своем Определении указала:
(1) исходя из положений пп. «а» п. 2 ст. 10, п. 3 ст. 10, п. 2 ст. 3 Конвенции, для применения пониженной ставки 5 % при взимании налога у источника в РФ необходимо, чтобы в соответствии с налоговым законодательством РФ выплачиваемые резиденту Австрийской Республики суммы квалифицировались как доход от владения капиталом российской организации;
(2) поскольку в соответствии с п.п. 2 и 4 ст. 269 НК РФ выплачиваемые проценты рассматриваются в качестве дивидендов, полученных иностранным лицом от российской организации, то есть в качестве дохода от участия в ее капитале, то к данным выплатам применяются положения ст. 10 Конвенции. Иной подход приводит к тому, что иностранная компания, фактически осуществившая инвестиции в капитал российской организации, лишена права на применение пониженной ставки налога только в связи с тем, что финансовые отношения не были оформлены как корпоративные (акционерные) отношения;
(3) исходя из взаимосвязанного толкования п. 7 и 11 постановления Пленума ВАС № 53 выявление необоснованной налоговой выгоды предполагает доначисление суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, таким образом, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом, а не применение дополнительной санкции в виде отказа в использовании надлежащей ставки налога;
(4) Инспекция не представила доказательств, что квалификация прямого вложения в капитал по правилам п. 2 и 4 ст. 269 НК РФ в рассматриваемой ситуации несовместима с терминологией, объектом и целями Конвенции;
Само по себе то обстоятельство, что организация № 2 не признается участником Общества с точки зрения гражданского (корпоративного) законодательства, не могло являться основанием для отказа в применении пониженной ставки налога.
(5) согласно ст. 32 Венской конвенции одним из средств толкования СИДН (заключенных в соответствии с Модельной конвенцией) являются Комментарии ОЭСР к Модельной конвенции. В пп. «d» п. 15 Комментариев ОЭСР к параграфу 2 ст. 10 Модельной конвенции отмечено, что заем или иной вклад в компанию не является капиталом в соответствии с корпоративным правом, но на основании национального права или практики доход, полученный применительно к займу, рассматривается в качестве дивидендов;
(6) в пункте 14 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением отдельных положений раздела V.1 ст. 269 НК РФ, утвержденного Президиумом ВС РФ 16.02.2017, указано, что если выплачиваемый иностранному лицу доход признается дивидендами в результате изменения квалификации этого платежа на основании п. 4 ст. 269 НК РФ, такое изменение учитывается при определении права иностранного лица (налогового агента) на применение пониженной налоговой ставки для дивидендов, предусмотренной международным соглашением об избежании двойного налогообложения;
(7) на основании изложенного являются ошибочными выводы судов о невозможности применения пониженной ставки налога 5 %, мотивированные отсутствием прямого участия иностранной организации № 1 в капитале Общества;
(8) поскольку судами не проверялись по существу доводы о достаточности доли и размера участия материнской компании в капитале Общества, а также о наличии условий, необходимых для применения пп. «а» п. 2 ст. 10 Конвенции, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

9. Специальные налоговые режимы

9.1. Наличие потенциальной возможности провести взаимозачет (приближение к порогу дохода по УСН) не является основанием для пересчета дохода

Вывод: законодательство не наделяет налоговые органы полномочиями по вмешательству в хозяйственную деятельность предприятий, в частности к понуждению к заключению договора или прекращению обязательств исходя из соображений желательности или нежелательности определенных налоговых последствий заключенных сделок.
Прекращение обязательства зачетом встречного однородного требования является правом стороны, наличие у налогоплательщика (УСН) такой возможности не должно влечь автоматическую корректировку сведений налогового учета (Постановление АС ЗСО от 22.02.2018 по делу № А70-3702/17).
Стадия: сроки обжалования истекли
Обстоятельства дела: Общество, находящееся на УСН, заключило с двумя контрагентами, взаимозависимыми с Обществом по рядку признаков (общие учредители, частичное совпадение сотрудников и др.) договоры аренды строительной техники, реализации запчастей, бензина и т.д.
Контрагенты, в свою очередь, заключили с Обществом договоры аренды полуприцепа, договоры оказания услуг по вывозу мусора и предоставлению автотранспорта.
Дебиторская задолженность контрагентов перед Обществом по заключенным договорам составила 10,2 млн руб.
Позиция налогового органа: По результатам ВНП за 2013-2015 гг. инспекция пришла к выводам, что Общество намеренно не проводило взаимозачет требований по спорным контрагентам, поскольку при проведении зачета потеряло бы право на УСН (доход Общества составил бы 59,8 млн руб. + 10,2 млн руб. = 71 млн руб. при пороге УСН 60 млн руб. ).
Заключенные между Обществом и взаимозависимыми контрагентами сделки не имеют экономического результата и совершены исключительно с целью налоговой экономии. Следовательно, Общество утратило фактическое право на применение УСН, в связи с чем инспекция доначислила Обществу недоимку по налогу на прибыль, НДС, налогу на имущество и УСН.
Выводы судов первой и апелляционной инстанций: Решение инспекции законно и обоснованно. Установленные условия взаимоотношений Общества с его взаимозависимыми контрагентами свидетельствуют о том, что именно в силу согласованности действий Общество имело возможность построить отношения, при которых контролировались периоды и уровень получаемого дохода (посредством непредъявления взаимных требований).
Анализ кредиторской и дебиторской задолженности подтверждает доводы инспекции о накоплении кредиторской и дебиторской задолженности именно с взаимосвязанными организациями-контрагентами.
Таким образом, является обоснованным вывод инспекции о том, что непроведение зачета между Обществом и его взаимозависимыми контрагентами осуществлялось Обществом умышленно с той целью, чтобы доход, отраженный в книге учета доходов и расходов организаций и ИП, не превысил установленный порог в 60 млн руб.
Выводы суда кассационной инстанции: Решение инспекции незаконно и необоснованно. Вывод о неправильном исчислении Обществом УСН за 2013 год основан исключительно на установлении факта неосуществления зачета между Обществом и его контрагентами при наличии потенциальной возможности провести такой зачет.
При этом Обществу не были вменены доходы контрагентов по иным операциям (с третьими лицами) в качестве выручки самого Общества. Не был сделан в ходе ВНП и вывод о возможном "дроблении бизнеса", при котором все доходы участников группы считаются доходами единого субъекта, осуществляющего предпринимательскую деятельность.
Более того, судами двух инстанций сделаны по существу взаимоисключающие выводы. Признав сделки Общества со спорными контрагентами не имеющими экономического результата, тем не менее суды поддержали довод инспекции о необходимости отражения в составе доходов Общества для целей УСН сумм непроведенных зачетов по таким сделкам.
Вместе с тем, при таком подходе нарушается принцип экономического основания налога.
Если операции между участниками группы (налогоплательщик, взаимозависимые контрагенты) не были направлены на достижение экономического результата, следовательно, доходы и расходы по таким операциям следовало исключить при исчислении налоговой базы.

10. Вычеты по НДС

10.1. Не подлежит восстановлению НДС с аванса, который не был возвращен

Вывод: списание дебиторской задолженности, которая образовалась в результате оплаты аванса организации, ликвидированной впоследствии, не приводит к необходимости восстановить НДС, принятый к вычету с суммы аванса (Постановление АС ЗСО от 12.03.2018 по делу № А27-27184/16).
Стадия: сроки обжалования истекли
Обстоятельства дела: Общество (заказчик) заключило с контрагентом (исполнитель) договор проектирования и поставки специального оборудования. В соответствии с условиями договора Общество перечислило контрагенту аванс и заявило вычеты по НДС с перечисленной предоплаты.
Контрагент не выполнил своих обязательств, и Общество обратилось в арбитражный суд, который взыскал с контрагента убытки, неустойку и судебные расходы. Контрагент не исполнил решение суда, а позже был снят с учета в связи с ликвидацией.
Поскольку контрагент был ликвидирован, Общество списало в расходы дебиторскую задолженность контрагента, в том числе сумму предоплаты, с которой заявило налоговые вычеты по НДС.
Позиция налогового органа: По результатам ВНП инспекция пришла к выводам, что Общество было обязано восстановить НДС, принятый к вычету с предоплаты.
Решение суда: суды трех инстанций признали ошибочной позицию инспекции о наличии у Общества обязанности восстановить сумму ранее предъявленного вычета по НДС. Пункт 3 ст. 170 НК РФ содержит исчерпывающий перечень случаев, при которых суммы НДС, обоснованно принятые к вычету налогоплательщиком, подлежат восстановлению. Списание дебиторской задолженности к указанным случаям не относится.
НК РФ не содержит норм, обязывающих налогоплательщика в случае расторжения или изменения условий договора, на основании которого аванс был уплачен, восстановить НДС, принятый к вычету с сумм аванса, если в установленный срок аванс не был возвращен

11. Значимые изменения в делах предыдущих выпусков


Выпуск, №

Реквизиты судебного акта

Изменение

Выпуск № 01/2018

Постановление АС МО от 21.05.2018 по делу № А40-255442/2016

АС МО удовлетворил кассационную жалобу инспекции и оставил в силе постановление суда первой инстанции, согласившись, что основной деятельностью Общества было фактическое управление объектом недвижимости, помощь в покупке объекта недвижимости на территории РФ и его дальнейшей продаже, согласование существенных условий и заключение договоров аренды для компании-собственника объекта недвижимости. Т.е. суд признал, что местом оказания соответствующих услуг является РФ, а значит, налоговый агент был обязан исчислить и уплатить в бюджет НДС.
Сотрудники Общества фактически осуществляли трудовую деятельность в компании-собственнике объекта недвижимости, ребрендинг здания, а также привлечение источника финансирования\рефинансирования задолженности компаний, владеющих объектом. При этом трудовые/индивидуальные договоры с компанией-собственником не заключались, выплаты за оказанные сотрудниками Общества услуги не производились, т.е. сотрудники Общества оказывали услуги в рамках спорного договора от 30.01.2010, заключенного между Обществом и компанией Finnist.
Кроме того, суд округа поддержал выводы суда первой инстанции, что:
  • Структура полученного вознаграждения (постоянное и переменное) соответствует структуре вознаграждения управляющих компаний;
  • Группа ВТБ несла конкретные инвестиционные риски и возможности получения выгоды (прибыли) через акционерное участие в компании Finnist сестринской для Общества компании (19,9%).
  • Даже в случае если часть услуг, оказываемых Обществом, можно квалифицировать как консультационные, то такие услуги в силу положений п. 3 ст. 148 НК РФ будут оказаны на территории РФ в качестве вспомогательных услуг.
Само по себе присвоение кода ОКВЭД не может подтверждать оказание по спорному договору именно консультационных услуг.
Дата
Отправить заявку
E-mail*
ФИО
Контактная информация (телефон, Skype, другие способы связи)
Вопрос*
Введите символы с картинки*
* - Поля отмеченные звездочкой, обязательны для заполнения
О статусе Вашей заявки можно узнать, позвонив по телефону
+7 495 737-53-53, добавочный 5100