Аналитика

Следуйте за нами

Новости судебной практики в области налогов, cборов, страховых взносов РФ. №5, 2018

21.06.2018
PDF-версия

Содержание



1. Налог на прибыль

1.1. Поскольку при прощении процентов по займу не происходит их фактическая передача, положения пп. 3.4. п. 1 ст. 251 НК РФ неприменимы

Вывод: при прощении процентов по займу, выданному материнской компанией дочерней компании, не осуществляется фактическая передача денежных средств. По этой причине налог на прибыль подлежит исчислению, поскольку возникает доход, в отношении которого не может быть применен пп. 3.4. п. 1 ст. 251 НК РФ (в редакции, действующей до 01.01.2018).
(Определение ВС РФ № 310-КГ18-6314 от 05.06.2018 по делу № А23-7374/2016).
Обстоятельства дела : Общество (Должник) в 2007 году заключило со своим иностранным учредителем (Заемщик) кредитные соглашения.
В соответствии с условиями кредитных соглашений Общество начисляло на суммы долга проценты, отражало их в налоговом учете в качестве расходов, но реально не выплачивало иностранной организации.
Письмом от 13.05.2013 иностранная организация уведомила Общество о принятом решении о прощении процентов по долговым обязательствам, в том числе процентов, которые Общество учло в качестве внереализационных расходов в проверяемом периоде (спорные расходы). Сумму прощенных процентов Общество не включило в налоговую базу на основании пп. 3.4 п. 1 ст. 251 НК РФ.
Инспекция провела в отношении Общества ВНП за 2012-2014 гг. и пришла к выводу, что Общество неправомерно применило к спорным расходам положения пп. 3.4 п. 1 ст. 251 НК РФ.
Позиция инспекции: поскольку при прощении процентов Общество не исключило из налогооблагаемой базы спорные расходы и их реально не несло (не выплачивало проценты), то такие суммы должны быть учтены в составе внереализационных доходов. В противном случае Общество повторно уменьшит налогооблагаемую базу по налогу на прибыль на сумму прощенных и неуплаченных процентов.
Положения пп. 3.4 п. 1 ст. 251 НК РФ можно применить к основной сумме займа. В случае прощения долга в части процентов они должны включаться в состав внереализационных доходов на основании п. 18 ст. 250 НК РФ. Факт передачи денежных средств учредителю отсутствует, поэтому такие проценты не могут рассматриваться в качестве безвозмездно полученного или льготного имущества.
Выводы судов первой и апелляционной инстанций: выводы Инспекции противоречат законодательству.
Из анализа текста нормы пп. 3.4 п. 1 ст. 251 НК РФ следует, что освобождение применяется не только в случае передачи имущества, но и в случае полного или частичного списания задолженности дочерней компании перед материнской, что не предполагает передачу имущества.
Инспекция фактически отказывает Обществу в праве на применение нормы НК РФ, предусмотренной пп. 3.4 п. 1 ст. 251 НК РФ, ссылаясь на то, что не выполнены условия, установленные пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ (передача имущества).
Такой подход Инспекции не обоснован, так как нарушает принцип законности, а отказ Обществу в применении к спорным расходам положений пп. 3.4 п. 1 ст. 251 НК РФ неправомерен, так как позиция Инспекции построена на применении нормы права, не подлежащей применению к рассматриваемым правоотношениям (п. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ).
Судья ВС РФ отказал в передаче дела в СКЭС ВС РФ, согласившись с выводами суда кассационной инстанции, который судебные акты судов первой и апелляционной инстанций отменил и отказал налогоплательщику в удовлетворении его требований.
Судами первой и апелляционной инстанций не учтено, что по смыслу пп. 3.4 п. 1 ст. 251 НК РФ спорные суммы подлежали освобождению от налогообложения в том случае, если были бы получены Обществом от простившего проценты кредитора.
В настоящем споре, иностранная организация- учредитель не передавала денежные средства Обществу, а Общество, в свою очередь, не выплачивало проценты, начисленные по кредитным соглашениям со своим учредителем, а только учитывало их в составе расходов, и, следовательно, не имеет право на применение к таким процентам положений пп. 3.4 п. 1 ст. 251 НК РФ.
Комментарий: правовая позиция, к которой пришел ВС РФ при рассмотрении дела № А23- 7374/2016, актуальна для ситуаций, возникших до 01.01.2018.
С 01.01.2018 пп. 3.4 п. 1 ст. 251 НК РФ изложен в редакции ФЗ от 30.09.2017 № 286-ФЗ.

2. Вычетыпо НДС

2.1. Экспедитор, который не обладал информацией об экспорте перевозимого груза, законно исчислил НДС по ставке 18%, а не 0%

Вывод: у экспедитора, привлекаемого для оказания услуг перевозки по территории РФ, имелись основания для выставления Обществу НДС по ставке 18%, т.к. из договора, транспортных накладных не следует, что экспедитор был осведомлен о дальнейшей поставке перевозимого груза на экспорт. Общество правомерно заявило НДС по данной операции к вычету по ставке 18%.
Налоговый орган не представил доказательств о неуплате экспедитором НДС, отражении реализации услуг по меньшей стоимости или о наличии иных расхождений
(Определение СКЭС ВС РФ № 308-КГ17-20263 от 25.04.2018 по делу № А53-30316/2016).
Обстоятельства дела : Общество (исполнитель) по договору от 01.07.2015 по поручению заказчика оказывало комплекс услуг, связанных с комплексной перевалкой груза. 25.08.2015 Общество привлекло экспедитора для организации перевозок грузов автомобильным транспортом по территории РФ. Экспедитор выставил счета-фактуры с НДС по ставке 18%, который Общество заявило к вычету.
Налоговый орган отказал в вычетах, указав на неправомерное выставление НДС по ставке 18%, поскольку услуги экспедитора оказывались в отношении груза, подлежащего отправке на экспорт, и в соответствии с пп. 2.1 п. 1 ст. 164 НК РФ подлежали обложению по ставке 0%.
Выводы судов: суд первой инстанции признал решение инспекции законным в связи с фактическим оказанием экспедитором услуг, облагаемых по ставке 0%.
Отменяя решение нижестоящего суда, суд апелляционной инстанции отметил, что налогоплательщик, получив от контрагента счет- фактуру с выделением суммы НДС, вправе использовать соответствующий вычет, а контрагент налогоплательщика обязан уплатить НДС в бюджет; ошибочное указание операции как подлежащей налогообложению по ставке 18% вместо ставки 0% не может быть признано основанием для отказа в предоставлении вычета, поскольку применение ставки 0% в отношении оказанной услуги инспекцией было признано обоснованным. Кроме того, Обществом соблюдены условия и порядок применения налоговых вычетов, предусмотренные ст. 169, 171, 172 НК РФ, и инспекцией не представлены доказательства, свидетельствующие о том, что действия Общества и его контрагента являлись согласованными и были направлены на неуплату НДС.
Суд округа, отменяя постановление суда апелляционной инстанции, согласился с выводами суда первой инстанции.
СКЭС ВС РФ отменила постановление кассации и оставила в силе постановление апелляционного суда.
Из условий договора от 25.08.2015 не следует, что экспедитор, принимая на себя обязательства, был осведомлен о дальнейшей поставке перевозимого груза на экспорт. В свою очередь транспортные накладные не подтверждают тот факт, что экспедитор привлекался в качестве соисполнителя (субисполнителя) транспортно-экспедиционных услуг для выполнения отдельного этапа международной перевозки экспортных товаров.
Следовательно, у экспедитора имелись предусмотренные п. 3 ст. 164 НК РФ основания для исчисления НДС по ставке 18% и предъявления исчисленного НДС Обществу к оплате в составе цены оказанных услуг.
Суд апелляционной инстанции установил, что экспедитор применил ставку НДС 18%, исходя из условий договора, сумма НДС была выделена и предъявлена Обществу в счетах-фактурах, требования к содержанию и составлению счетов- фактур контрагентом не нарушены; хозяйственные операции между обществом и контрагентом по исполнению договора носили реальный характер; Общество произвело оплату оказанных услуг, которые были связаны с осуществляемой им хозяйственной деятельностью.
Налоговый орган не представил доказательств, свидетельствующих о неуплате экспедитором НДС, отражении реализации услуг по меньшей стоимости либо о наличии иных расхождений.

3. Специальные налоговые режимы

3.1. При реорганизации в форме преобразования организация вправе продолжать применять УСН без подачи уведомления

Вывод: так как глава 26.2 НК РФ не содержит специальные правила, регулирующие применение УСН в случае реорганизации, то Общество было вправе исходить из сохранения у него права на применение данного специального налогового режима, как неотъемлемого элемента своей правоспособности
(Определение СКЭС ВС РФ № 309-КГ17-21454 от 26.04.2018 по делу № А47-164/2017).
Обстоятельства дела : Общество, применяющее УСН, преобразовалось 27.07.2016 из ПАО в ООО. После преобразования Общество продолжило применять УСН, вместе с тем новое уведомление о переходе на УСН в инспекцию не представило.
Полагая, что вновь созданное Общество не воспользовалось своим правом перехода на УСН ввиду непредставления уведомления, инспекция пришла к выводу об отсутствии права применять данный режим налогообложения.
В связи с непредставлением Обществом декларации по НДС за 3 квартал 2016 г. инспекция вынесла решение о приостановлении операций по счетам.
Общество обратилось в суд.
Выводы судов: суды трех инстанций признали решение инспекции законным. Суды исходили из того, что ранее существовавшее юридическое лицо – ПАО, прекратило деятельность, образовалось новое юридическое лицо – ООО, которое вправе применять УСН только при соблюдении условий п. 2 ст. 346.13 НК РФ, то есть путем подачи в налоговый орган соответствующего заявления.
В связи с отказом в удовлетворении требований Общество обратилось в СКЭС ВС РФ.
По мнению Общества, в результате реорганизации новая организация не образовалась и нормы ст. 346.13 НК РФ применению не подлежат. В подтверждение позиции Общество сослалось на выводы ВС РФ, изложенные в Определении от 31.05.2016 № 310-КГ16-1802, а также на новую редакцию п. 5 ст. 58 ГК РФ.
СКЭС ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций и удовлетворила требования Общества.
В силу п.п. 6 и 7 ст. 3 НК РФ акты законодательства о налогах и сборах должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги (сборы), когда и в каком порядке он должен платить, а все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.
Применение п. 2 ст. 346.13 НК РФ к организациям, поставленным на налоговый учет в результате реорганизации в форме преобразования, с однозначностью из ее содержания не вытекает.
С учетом п. 5 ст. 58 ГК РФ особенностью реорганизации в форме преобразования, в результате чего происходит изменение организационно-правовой формы юридического лица, является отсутствие изменения прав и обязанностей этого реорганизованного лица, когда нет изменений в правах и обязанностях его учредителей (участников).
При отсутствии в главе 26.2 НК РФ специальных правил, регулирующих применение УСН в случае реорганизации, Общество было вправе исходить из сохранения у него в неизменном состоянии права на применение данного специального налогового режима, как неотъемлемого элемента своей правоспособности. При этом налогоплательщик однозначно выразил намерение продолжить применение УСН, уплатив в бюджет авансовый платеж по данному режиму.
Волеизъявление налогоплательщика относительно сохранения за ним права на применение УСН должно быть учтено налоговым органом, поскольку применение данного специального налогового режима носит уведомительный, а не разрешительный характер, и согласно ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 24.07.2007 № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ» выступает одной из мер, предусмотренных в целях реализации государственной политики в области развития малого и среднего предпринимательства.
Действия инспекции, приостановившей операции Общества по счетам в банке, по существу привели к принудительному изменению условий налогообложения субъекта предпринимательства в худшую для налогоплательщика сторону и вопреки его волеизъявлению, что не может быть признано правомерным.

4. Налоговый агент по налогу на прибыль

4.1. Налоговый агент перечисляет налог в бюджет исходя из курса валюты на дату удержания налога (независимо от даты платежа в бюджет)

Вывод: инспекция неправомерно доначислила налог на прибыль налоговому агенту из-за разницы в курсах ЦБ РФ в связи с поздней уплатой налога с доходов иностранной организации. Датой уплаты налога налоговым агентом является дата удержания суммы налога. Поэтому подлежит применению курс валюты на дату удержания налога налоговым агентом, а не курс на дату платежа в бюджет. За нарушение срока перечисления налога в бюджет РФ установлена ответственность - уплата пени, которую Общество исполнило
(Решение АСГМ от 20.04.2018 по делу № А40- 15153/2018).
Стадия: срок подачи апелляционной жалобы истек
Обстоятельства дела : Общество 09.01.2014 выплатило иностранному контрагенту проценты по договорам займа. Являясь налоговым агентом, Общество рассчитало и удержало налог в размере 20% от суммы дохода иностранной организации по курсу ЦБ РФ 32,65 руб. за 1 доллар США на дату удержания – 09.01.2014 г. Удержанный налог Общество уплатило в бюджет позднее – 29.03.2017.
За несвоевременное перечисление удержанного налога Общество уплатило пени на основании требования инспекции от 11.07.2017.
Вместе с тем, инспекция начислила Обществу недоимку: в нарушение п. 5 ст. 45 НК РФ налоговый агент произвел пересчет суммы налога по курсу ЦБ РФ, действовавшему на дату выплаты дохода (32,65 руб. за 1 доллар США), вместо действовавшего на дату уплаты налога (56,93 руб. за 1 доллар США), что, в свою очередь, привело к занижению суммы налога к уплате.
Решение суда: суд признал решение инспекции незаконным.
В соответствии с пп. 5 п. 3 ст. 45 НК РФ обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком со дня удержания сумм налога налоговым агентом, если обязанность по исчислению и удержанию налога из денежных средств налогоплательщика возложена на налогового агента (Постановление АС МО от 28.03.2016 по делу № А40-94972/2015, Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой НК РФ», Определение КС РФ от 22.01.2004 № 41-О). Таким образом, датой уплаты налога является дата удержания налоговым агентом суммы налога. При перечислении налога в бюджет Общество не производило каких-либо расчетов и пересчетов суммы налога с учетом курсов валют США и РФ, так как сумма налога уже была исчислена и удержана в валюте РФ 09.01.2014.
За нарушение Обществом срока перечисления налога в бюджет РФ установлена ответственность - уплата пени и не предусмотрена обязанность налогового агента доплатить налог за налогоплательщика в связи с нарушением срока перечисления (п. 5 ст. 24, ст. 75 НК РФ).
Инспекция неправомерно применила к Обществу, не являющемуся налогоплательщиком, понятие «дата фактической уплаты налога», тогда как для налогового агента законодатель предусмотрел иную норму, содержащуюся в пп. 5 п. 3 ст. 45 НК РФ.
Таким образом, п. 5 ст. 45 НК РФ без учета пп. 5 п. 3 ст. 45 НК РФ к налоговому агенту не применим.

5. Финансовая аренда (лизинг)

5.1. Вменение завышения расходов в связи с включением в структуру договорных отношений взаимозависимой лизинговой компании

Вывод: отказ в признании в составе расходов лизинговых платежей неправомерен, т.к. налоговый орган не вправе определять целесообразность заключения договора с лизинговой компанией, а не напрямую с продавцом. Установлено, что Общество использовало вагоны в деятельности, направленной на получение прибыли, доказательств направленности воли сторон исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды инспекцией не представлено (Постановление АС СЗО от 24.04.2018 по делу № А13-3566/2017).
Стадия: срок обжалования в СКЭС ВС РФ не истек
Обстоятельства дела : 31.10.2011. Общество (лизингополучатель) заключило договор лизинга на сумму 24 337 059,02 долл. США (спорный договор), согласно которому лизингодатель обязался приобрести в собственность и предоставить Обществу 550 вагонов для минеральных удобрений.
24.11.2011. продавец вагонов, лизингодатель и Общество заключили договор купли-продажи вагонов со стоимостью 19 529 708,00 долл. США.
В ходе налоговой проверки инспекция пришла к выводу о неправомерном включении Обществом в состав косвенных расходов лизинговых платежей по договору лизинга от 31.10.2011.
Позиция налогового органа: ранее Общество уже заключало с продавцом вагонов договор лизинга от 02.04.2004 по приобретению хопперов- минераловозов. Этот договор был расторгнут, вагоны проданы взаимозависимому с Обществом лицу и снова взяты в лизинг. Таким образом, Общество могло заключить договор купли-продажи или лизинга напрямую с продавцом, не заключая договор с взаимозависимой организацией, что привело к увеличению затрат на 4 807 351,02 долл. США.
Выводы судов: суды трех инстанций признали решение инспекции незаконным.
Судами учтено, что 05.02.2007. Общество заключило договор лизинга с собственником вагонов, по условиям которого лизингодатель обязался приобрести в собственность 550 вагонов и передать их в лизинг Обществу на 10 лет. В связи с решением собственника продать вагоны третьему лицу, в 2011 г. Общество и собственник вагонов заключили дополнительное соглашение о расторжении данного договора лизинга с 30.11.2011.
В связи с этим, Общество заключило спорный договор лизинга.
В данном случае налоговым органом не установлено, каким-образом факт взаимозависимости повлиял на экономический результат сделок.
Налоговым органом не оспаривается, что переданные Обществу по спорному договору в лизинг вагоны были необходимы ему для осуществления предпринимательской деятельности.
Установлено использование вагонов в деятельности, направленной на получение прибыли; инспекцией не представлено доказательств направленности воли сторон при заключении договора лизинга исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды или же на достижение иных правовых последствий.

6. Налоговые проверки

6.1. Неправомерный штраф за непредставление копий документов ранее представленных по уведомлению и требованию в оригиналах

Вывод: начисление штрафа за непредставление копий документов неправомерно. Действующим законодательством не предусмотрена обязанность налогоплательщика представлять налоговому органу копии документов при представлении ему указанных документов в подлинниках. Инспекцией не представлено доказательств, что предоставленные в ходе ВНП по уведомлению об ознакомлении с оригиналами и по требованию документы были возвращены Обществу до их повторного истребования.
(Постановление АС ЦО от 17.04.2018 по делу № А36-7272/2017).
Стадия: сроки обжалования истекли
Обстоятельства дела : в ходе ВНП налоговый орган выставил уведомление об ознакомлении с оригиналами документов от 30.06.2016, а также требование от 30.06.2016 о предоставлении тех же документов в отношении одного из контрагентов.
Названные уведомление и требование Общество исполнило 12.07.2016 путем передачи оригиналов документов.
26.08.2016 налоговым органом был составлен акт по возврату полученных по уведомлению оригиналов документов. Однако Общество указало на невозможность их принятия (акт не был подписан), поскольку оригиналы документов переданы не только во исполнение уведомления об ознакомлении с оригиналами, но также и по требованию, а возврат осуществляется исключительно со ссылкой на уведомление. Т.е. документы являются предметом проверки и их оригиналы находятся в специально выделенном для проведения ВНП помещении.
19.09.2016, 26.09.2016 инспекция выставила требования о предоставлении копий 583 документов. Общество уведомило налоговый орган, что часть документов предоставлена в оригиналах ранее, они находятся в отведенном для ВНП помещении и требование не подлежит исполнению.
Инспекция в связи с непредставлением копий данной части запрашиваемых документов начислила штраф по п. 1 ст. 126 НК РФ.
Выводы судов: суды трех инстанций признали решение инспекции незаконными. Тот факт, что оригиналы спорных документов находились в помещении для проверки в распоряжении проверяющих, налоговым органом не отрицается.
При этом налоговым органом не представлено иных, помимо акта возврата, доказательств возврата оригиналов Обществу на момент получения им требований от 19.09.2016, от 26.09.2016, в связи с чем основания для начисления штрафа у налогового органа отсутствовали.
Действующим законодательством не предусмотрена обязанность налогоплательщика представлять налоговому органу копии документов при представлении ему указанных документов в подлинниках.
В данном случае непредставление копий документов не образует объективную сторону правонарушения, ответственность за которое предусмотрена п. 1 ст. 126 НК РФ.
Кроме того, из требований от 19.09.2016, от 26.09.2016 следует, что при их составлении налоговый орган использовал спорные документы.
Дата
Отправить заявку
E-mail*
ФИО
Контактная информация (телефон, Skype, другие способы связи)
Вопрос*
Введите символы с картинки*
* - Поля отмеченные звездочкой, обязательны для заполнения
О статусе Вашей заявки можно узнать, позвонив по телефону
+7 495 737-53-53, добавочный 5100