Аналитика

Следуйте за нами

Новости судебной практики в области налогов, сборов, страховых взносов РФ. №3, 2017 г.

30.04.2017
PDF-версия
Содержание

1.  Налоговые проверки 

1.1.  Приостановление операций по счетам по п. 3 ст. 76 НК РФ в связи с непредставлением расчетов по авансовым платежам 
Вывод: непредставление расчетов по авансовым платежам не может служить основанием для приостановления операций по счетам, поскольку данные расчеты не входят в перечень документов, приведенный в п. 3 ст. 76 НК РФ (Определение СКЭС ВС РФ от 27.03.2017 по делу № А40-168230/2015). 
Стадия: дело передано на новое рассмотрение в части взыскания убытков за счет средств бюджета РФ в связи с неправомерным приостановлением операций по счетам 
Информация о разрешении спора появится в следующих выпусках 

Обстоятельства дела: в связи с несвоевременным представлением Обществом квартальных (полугодовых) деклараций (расчетов) по налогу на прибыль по установленной форме налоговый орган вынес решения о приостановлении операций по счетам организации в банках по ст. 76 НК РФ. 
Позиция Общества: налоговый орган не имел права принимать указанные решения по ст. 76 НК РФ, т.к. налоговые расчеты по существу представляют собой не налоговые декларации, а расчеты авансовых платежей, которые в указанной статье не поименованы. Необоснованное приостановление операций по счетам является основанием для взыскания убытков за счет средств бюджета РФ. 
Решение суда: суды трех инстанций отказали в удовлетворении требований Общества. СКЭС ВС РФ отменила судебные акты по делу и признала приостановление операций по счетам незаконным. Согласно п. 17 Постановления Пленума ВАС РФ № 57, п. 3 ст. 58 и п. 1 ст. 80 НК РФ законом разграничены два самостоятельных документа - налоговая декларация, представляемая по итогам налогового периода, и расчет авансового платежа, представляемый по итогам отчетного периода. В связи с этим, установленная ст. 119 НК РФ ответственность за несвоевременное представление налоговой декларации не охватывает непредставление/несвоевременное представление по итогам отчетного периода расчета, вне зависимости от того, как поименован этот документ в той или иной главе части второй НК РФ. Поскольку п. 3 ст. 76 НК РФ возможность приостановления операций по счетам в банках связывает с несвоевременным представлением закрытого перечня документов, в том числе налоговых деклараций, соответствующая мера не может быть применена в случае нарушения сроков представления расчетов по авансовым платежам. Вопрос наличия и размера убытков требует судебной оценки обстоятельств дела, в связи с чем в части взыскания убытка дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. 

1.2.  Признание задолженности безнадежной к взысканию 
Вывод: в связи с истечением сроков, установленных статьями 46, 70 НК РФ, а также учитывая отсутствие доказательств осуществления налоговым органом каких-либо мер по принудительному взысканию, задолженность подлежит признанию безнадежной (Решение АСГМ от 27.03.2017 по делу № А40-251060/16-107-2302). 
Стадия: сроки обжалования не истекли 

Обстоятельства дела: согласно справке о состоянии расчетов с бюджетом у Общества имелась недоимка и пени (в т.ч. по сбору на нужды образовательных учреждений, налогу на содержание жилищного фонда, налогу на пользователей автомобильных дорог, ЕСН и пр.), в отношении которой, по мнению Общества, на дату выдачи справки истекли предусмотренные статьями 46, 70 НК РФ сроки на взыскание в принудительном порядке. Кроме того, меры по взысканию налоговым органом не предпринимались. 
Решение суда: суд признал задолженность Общества безнадежной к взысканию. Срок на принудительное взыскание недоимки и пени является пресекательным и составляет совокупность сроков установленных статьями 46, 70 НК РФ. После истечения указанного срока налоговый орган теряет права на любые действия, связанные с взысканием такой задолженности, т.е. она становится безнадежной к взысканию, а любые акты по ее взысканию (требования, решения) и действия (инкассовые поручения, зачет) являются незаконными и подлежат отмене по безусловным основаниям. Никаких доказательств осуществления налоговым органом мер по принудительному взысканию задолженности инспекция не представила. 

1.3.  Последствия противоречий в протоколе рассмотрения материалов проверки
Вывод: если согласно вводной части протокола в рассмотрении материалов проверки участвовало одно должностное лицо, а сам протокол и впоследствии решение по проверке, подписало другое лицо, то в силу п. 14 ст. 101 НК РФ данное нарушение является безусловным основанием для отмены решения (Решение АСГМ от 31.03.2017 по делу № А40- 255216/2016). 
Стадия: сроки обжалования не истекли 

Обстоятельства дела: налогоплательщик не участвовал в рассмотрении материалов проверки. Анализ протокола рассмотрения материалов показал наличие противоречий. Так, согласно вводной части протокола в рассмотрении материалов участвовал один заместитель начальника инспекции, а подписал тот же протокол и вынес оспариваемое решение, уже другой заместитель начальника инспекции. Общество обратилось в суд в связи с нарушением налоговым органом процедуры рассмотрения материалов проверки путем подписания решения по проверке лицом, не участвовавшим в рассмотрении. 
Решение суда: требование Общества о признании недействительным решения по проверке удовлетворено. Подписание решения заместителем начальника инспекции, не участвовавшим в рассмотрении материалов, является нарушением основополагающего требования о необходимости рассмотрения и принятия решения одним и тем же должностным лицом. Такое нарушение в силу п. 14 ст. 101 НК РФ является безусловным основанием для отмены оспариваемого решения. Ссылка инспекции на «техническую опечатку» в протоколе рассмотрения материалов проверки не принята, поскольку налоговое законодательство не содержит такого понятия как «техническая опечатка» и не позволяет исправлять такого рода «опечатки» в процессуальных документах, к которым относится названный протокол.

2.  Контролируемая задолженность 

2.1.  Признание задолженности перед российскими займодавцами контролируемой 
Участник: АО «Северсталь-Дистрибуция» 
Вывод: поскольку договоры займа заключены Обществом с российскими займодавцами, аффилированными российской организации, конечным собственником которой является иностранная компания (резидент BVI), исходя из п. 2 ст. 269 НК РФ такая задолженность перед российскими займодавцами является контролируемой. При расчете предельных процентов инспекция правомерно суммировала задолженность Общества перед всеми указанными займодавцами (Решение АСГМ от 06.04.2017 по делу № А40-238134/16-20-2154). 
Стадия: сроки обжалования не истекли 

Обстоятельства дела: в ходе проверки за 2012- 2013 гг. инспекция установила, что Обществом (заемщик) были заключены договоры займа с несколькими российскими компаниями (промышленные предприятия, производящие различные виды продукции), аффилированными с одной и той же российской организацией, фактическим собственником которой (через ряд иностранных компаний) являлась иностранная организация – резидент Британских Виргинских островов (BVI). Проценты по займам Общество включило в состав расходов в полном объеме. В связи с установленной аффилированностью, налоговый орган квалифицировал задолженность Общества в качестве контролируемой и применил правила тонкой капитализации (п.п. 2-4 ст. 269 НК РФ). При расчете величины предельных процентов налоговый орган посчитал, что необходимо учитывать величину долгового обязательства в совокупности перед всеми заемщиками, а не определять величину предельных процентов отдельно по взаимоотношениям с каждым заемщиком.
Позиция Общества:
факт аффилированности не может свидетельствовать о наличии контролируемой задолженности по п. 2 ст. 269 НК РФ, поскольку отсутствуют заемные отношения между российскими займодавцами и иностранной компанией (BVI). Кроме того, при расчете предельного размера процентов заемные обязательства Общества следует учитывать отдельно в разрезе каждого договора (каждого российского заимодавца), а не в совокупности, что подтверждается Письмом Минфина от 21.04.2011 № 03-03-06/1/261. 
Решение суда: задолженность является контролируемой. Исходя из буквального толкования п. 2 ст. 269 НК РФ контролируемой задолженностью перед иностранной организацией признаётся не только задолженность непосредственно перед самой иностранной организацией, но и задолженность перед иностранными и российскими организациями, признаваемыми аффилированными указанной иностранной организации. Не имеет значение то обстоятельство, что задолженность была впоследствии погашена, поскольку положения ст. 269 НК РФ направлены не на пресечение, а на предупреждение еще не совершенных злоупотреблений со стороны налогоплательщика. Из содержания письма Минфина России от 21.04.2011 № 03-03-06/1/261 не следует указание определять контролируемую задолженность отдельно по каждому кредитору. Кроме того, после издания данного письма арбитражными судами различных инстанций поддержана позиция о правомерности суммирования величины непогашенной задолженности для целей ст. 269 НК РФ. 

3.  «Налоговый агент «НДФЛ» 

3.1.  Исполнение обязанности налогового агента по НДФЛ при наличии переплаты 
Вывод: НДФЛ, излишне уплаченный в предыдущих периодах, может быть зачтен у налогового агента в счет исполнения обязанности в будущем. Неправильное указание в платежных документах реквизитов, в том числе назначения платежа, не влечет за собой образование недоимки при условии фактического поступления налога в бюджет. Указание в тексте возражений на акт проверки на ошибки в назначении платежа (корректировка месяца, за который произведена оплата) свидетельствует об уточнении платежа (Постановление АС ЗСО от 27.03.2017 по делу № А70-3271/2016). 
Стадия: срок обжалования в СКЭС ВС РФ не истек 

Обстоятельства дела: при перечислении в октябре 2011 г. НДФЛ в бюджет за сентябрь 2011 г. Общество в нескольких платежных поручениях неверно указало месяц, за который перечисляется налог («сентябрь» вместо «октябрь»). В этой связи на 01.10.2011, т.е. на начало проверяемого периода (с 01.10.2011 по 30.11.2014) у Общества имелась переплата. В ходе проверки после сопоставления удержанных и перечисленных в бюджет сумм НДФЛ за весь проверяемый период налоговый орган пришел к выводу о неполном перечислении удержанного налога в бюджет. При этом доводы Общества о том, что на начало проверяемого периода имеется переплата, которая возникла из-за ошибки в указании месяца, за который осуществляется перечисление НДФЛ, были отклонены. Одновременно с этим инспекция не оспаривала факт наличия переплаты, но отмечала, что момент ее возникновения не относится к проверяемому периоду, заявлений об уточнении платежа от Общества не поступало. В любом случае, излишне перечисленные суммы не могут быть квалифицированы в качестве переплаты, т.к. НДФЛ удерживается из доходов физических лиц. Обществу был доначислен НДФЛ и штраф по ст. 123 НК РФ (начисленные пени были сняты на стадии обжалования в УФНС). 
Решение суда: АС ЗСО отменил состоявшиеся по делу судебные акты и удовлетворил заявление налогоплательщика. В ходе рассмотрения дела суды первой и апелляционной инстанций, отказывая налогоплательщику, пришли к выводу, что исходя из положений ст.ст. 24, 226 НК РФ, обязанность по перечислению налога возникает у налогового агента только после фактического удержания из дохода налогоплательщика; п. 9 ст. 226 НК РФ предусмотрено, что уплата налога за счет средств налоговых агентов не допускается; перечисленная в бюджет сумма, превышающая сумму фактически удержанного НДФЛ, не является налогом. Кроме того, заявления об уточнении произведенных Обществом платежей не поступало. Кассационная инстанция, отменяя судебные акты судов двух инстанций, указала следующее. Запрет на уплату НДФЛ за счет средств налогового агента (п. 9 ст. 226 НК РФ) не касается зачета переплаты по налогу в счет будущих платежей по НДФЛ, он касается только случаев уплаты налоговым агентом НДФЛ без удержания налога из доходов при их фактической выплате. Перечисленные юридическим лицом в бюджет собственные средства в счет предстоящих удержаний НДФЛ из доходов налогоплательщиков (выплата которых еще не производилась), подлежат определению в виде излишне перечисленной суммы, поименованной налоговым агентом как «НДФЛ». Общество в возражениях на акт налоговой проверки приводило расчет по НДФЛ, где уточняло платежи с ошибочным назначением платежа. То обстоятельство, что такое уточнение не оформлено отдельным документом, не может свидетельствовать о том, что Общество об этом не заявляло. Кроме того, неправильное указание в платежных документах реквизитов, в том числе назначения платежа, не влечет за собой образование недоимки, т.к. налог в бюджет РФ поступил (Постановление Президиума ВАС РФ от 23.07.2013 № 784/13). 


3.2.  Исполнение обязанности налогового агента по НДФЛ при выплате процентов по договорам займа с сотрудниками 
Вывод: доходы в виде процентов по договорам займа, полученные сотрудниками - физическими лицами (заимодавцами), признаются объектом обложения НДФЛ. Общество в данном случае является налоговым агентом. При этом не имеет правового значения, что сразу после получения процентов указанные физические лица уплачивают проценты по кредиту, привлеченному для предоставления займа Обществу, а также то обстоятельство, что привлечение кредита было предусмотрено договорами займа (Постановление АС ЗСО от 28.03.2017 по делу № А27-2109/2016). 
Стадия: срок обжалования в СКЭС ВС РФ не истек 

Обстоятельства дела: Обществом (заемщик) были заключены договоры займа с сотрудниками- физическими лицами (займодавцы), по условиям которых займодавцы получают средства в качестве займа от банка по кредитным договорам. При этом по данным договорам Общество является поручителем. Ставка по займу составляет 13% годовых. Налоговый орган квалифицировал проценты по займу как доходы физических лиц и предложил Обществу удержать и перечислить в бюджет НДФЛ, начислил пени и штраф по ст. 123 НК РФ. 
Позиция Общества: Проценты, полученные по договору займа физическими лицами, не являются доходом этих физических лиц, учитывая, что для выдачи займа Обществу используются средства, полученные этими физическими лицами по договорам кредита. Суммы процентов по кредиту и по займу идентичны, ежемесячно перечисляемые заимодавцам проценты в тот же момент перечисляются кредитной организации во исполнение кредитных договоров, следовательно, указанная сумма не образует выгоды, извлеченной гражданами от предоставления им займа, а потому по смыслу ст. 41 НК РФ не признается доходом. Соответственно, Общество не должно было исчислять и перечислять в бюджет НДФЛ с данных сумм. 
Решение суда: Судами трех инстанций в удовлетворении требований Общества отказано. Доходы в виде процентов по договору займа, полученные физическим лицом (заимодавцем), не являющимся ИП, признаются объектом обложения и учитываются при определении налоговой базы по НДФЛ. При этом организация, которая получила заем от физического лица и выплачивает ему проценты, в данной ситуации является налоговым агентом. Обществом перечислялись проценты по договорам займа на лицевые счета физических лиц. Следовательно, данные денежные средства принадлежали работникам Общества и фактически могли быть использованы ими в иных целях. 

4.  Реклама 

4.1.  НДС при распространении рекламных материалов для продвижения собственной продукции 
Вывод: при распространении рекламной продукции в рамках деятельности по продвижению на рынке реализуемых товаров в целях увеличения объема продаж, данная продукция товаром для целей НДС не признается и объекта обложения НДС не возникает, даже если стоимость единицы превышает 100 руб. (Постановление АС МО от 29.03.2017 по делу № А40-94917/2016). 
Стадия: срок обжалования в СКЭС ВС РФ не истек 

Обстоятельства дела: Общество, являясь предприятием химической промышленности, распространяло материалы (календари, блокноты, открытки с логотипом) в качестве подарков с целью рекламы Общества и выпускаемой им продукции. Налоговый орган посчитав, что стоимость единицы продукции превышает 100 руб., квалифицировал передачу материалов в качестве безвозмездной передачи (реализации) и доначислил НДС. 
Решение суда: суды трех инстанций указали на неверность выводов инспекции. НДС облагается не любое имущество, а лишь то, которое в целях налогообложения признается товаром, то есть имущество, предназначенное для продажи. В данном случае рекламные материалы не предназначались для самостоятельной реализации Обществом, а были приобретены Обществом исключительно в рекламных целях, что налоговым органом не оспаривается. Такая продукция не может рассматриваться как товары, предназначенные для реализации, что исключает возможность квалификации ее передачи в качестве безвозмездной реализации и, как следствие, доначисления НДС со стоимости этой продукции. Не может рассматриваться в качестве операции, формирующей самостоятельный объект налогообложения, распространение рекламных материалов, являющихся частью деятельности налогоплательщика по продвижению на рынке реализуемых им товаров в целях увеличения объема продаж, если это рекламные материалы не отвечают признакам товара. Довод о превышении стоимости единицы рекламного товара суммы 100 руб. отклонен, т.к. стоимость единицы продукции имеет значение лишь в случае, когда продукция является товаром (рекламные материалы не отвечают признакам товара, то есть имущества, предназначенного для реализации в собственном качестве) (п. 12 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.05.2014 № 33). 

5.  Основные средства 

5.1.  Присвоение кодов согласно ОКОФ 
Участник: АО «Золотодобывающая компания «Полюс» 
Вывод: поскольку объекты могут иметь технические характеристики или иные признаки, присущие объектам различных группировок согласно ОКОФ, присвоение кодов (и определение амортизационной группы) производится по выполняемой основной функции (Постановление АС МО от 27.03.2017 по делу № А40-31786/2016). 
Стадия: срок обжалования в СКЭС ВС РФ не истек 

Обстоятельства дела: при определении амортизационной группы ряда объектов (установка буровая, станки буровые, трактор специального назначения) на основании ОКОФ Общество исходило из технических характеристик объектов и их функционального назначения, т.е. бурение скважин. Налоговый орган, посчитав, что Общество неправильно определило коды по ОКОФ и, соответственно, амортизационную группу, поскольку объекты имеют шасси автомобиля/самоходных машин, имеют паспорта транспортных средств/самоходных машин и зарегистрированы в ГИБДД/Гостехнадзоре, доначислил налог на прибыль и налог на имущество. 
Решение суда: Обществом правильно присвоены коды согласно ОКОФ и определена амортизационная группа. То, что спорные объекты основных средств имеют шасси автомобиля или самоходных машин и зарегистрированы, соответственно, в ГИБДД/Гостехнадзоре как транспортные средства/самоходные машины, не изменяют их основного назначения - бурение скважин. Объекты основных средств могут иметь технические характеристики или иные признаки, присущие объектам основных фондов различных группировок, поэтому именно с учетом назначения объекта, которое определяется по выполняемой основной функции, осуществляется классификация объекта по ОКОФ. 

6.  Раздельный учет 

6.1.  Вычет НДС по необлагаемым операциям при соблюдении «5%-го барьера» 
Вывод: отсутствуют основания для восстановления НДС в отношении конкретных товаров (запасных частей), использованных при выполнении необлагаемых НДС операций (гарантийного ремонта, пп. 13 п. 2 ст. 149 НК РФ), поскольку абз. 7 п. 4 ст. 170 НК РФ предусматривает право на вычет всех сумм НДС, относящихся к расходам на необлагаемую деятельность, если соблюдается ограничение в 5% (Постановление АС ЗСО от 28.03.2017 по делу № А27-2109/2016). 
Стадия: срок обжалования в СКЭС ВС РФ не истек 

Обстоятельства дела: Общество приобретало запасные части для осуществления гарантийного ремонта и входной НДС по ним принимало к вычету в полном объеме с учетом соблюдения «правила 5%», установленного абз. 7 п. 4 ст. 170 НК РФ. Налоговый орган указал на необходимость восстановить НДС по приобретаемым запасным частям, поскольку Общество в дальнейшем использовало конкретные запасные части в необлагаемых НДС операциях (пп. 13 п. 2 ст. 149 НК РФ). 
Решение суда: обязанность восстановить НДС отсутствует, поскольку абз. 7 п. 4 ст. 170 НК РФ предоставляет налогоплательщикам возможность отказаться от избыточного учета показателей, которые недостаточно существенны для целей исчисления НДС и возложение на таких налогоплательщиков обязанности по восстановлению ранее принятых к вычету сумм налога означает лишение их права на вычет в части расходов по необлагаемым операциям, и, соответственно, противоречит действительному смыслу положений абз. 7 п. 4 ст. 170 НК РФ, предусматривающих право налогоплательщиков на вычет всех сумм налога, относящихся к расходам на необлагаемую деятельность, если данные расходы в соответствующем периоде незначительны1. 

1. Данный вывод АС ЗСО сделан несмотря на противоположную позицию ВС РФ, изложенную в Определении от 12.10.2016 по делу № А40-65178/2015

7.  Необоснованная налоговая выгода 

7.1.  Вывод инспекции о получении необоснованной налоговой выгоды на основании выписок банка и показаний сотрудников 
Участник: ООО «Газпром трансгаз Уфа» 
Вывод: вывод о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды не может быть сделан исключительно на основании показаний сотрудников и выписок банка, из которых налоговый орган «установил» невозможность выполнения работ ввиду отнесения подрядчика к «фирме-однодневке», при отсутствии каких-либо иных доказательств нереальности операций. Взаимозависимость участников конкурса на проведение работ не может свидетельствовать о направленности действий Общества на получение необоснованной налоговой выгоды, поскольку Федеральный закон от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров» не ограничивает право участия в конкурсах аффилированных компаний (Решение АСГМ от 11.04.2017 по делу № А40-133804/2016). 
Стадия: сроки обжалования не истекли См. изменения в следующих выпусках 

Обстоятельства дела: Общество на основании конкурсных процедур, заключило договоры с подрядчиком на выполнение ремонтных работ дорожно-строительных машин, которые в дальнейшем использовались в производственной деятельности. Подрядчик, в свою очередь, для оказания ремонтных работ привлек субподрядчика. НДС, предъявленный подрядчиком по выполненным работам, Общество приняло к вычету. 
Позиция налогового органа: включение НДС по указанному подрядчику в состав налоговых вычетов неправомерно и направлено на получение Обществом необоснованной налоговой выгоды на основании следующего: 
1) подрядчик имел признаки «фирмы – однодневки» (исчисление и уплата налогов в минимальном размере, отсутствие по месту государственной регистрации, «массовые» директора); 
2) анализ выписок по расчетным счетам подрядчиков показал, что поступающие от Общества денежные средства переводились на счета различных организаций, имеющих признаки «фирм- однодневок»; денежные средства преимущественно поступали от Общества (98 %); 
3) из анализа заявок участников конкурсов установлена аффилированность/взаимозависимость лиц, принимавших участие в конкурсе; 
4) проведение ремонтных работ подрядчиком было невозможно поскольку: 
  • в спорный период техника использовалась в производственной деятельности; 
  • не подтверждено выполнение работ субподрядчиком в связи с отсутствием перечисления денежных средств этой организации; 
  • согласно показаниям сотрудников подрядчика и Общества, подрядчик не мог самостоятельно выполнять ремонтные работы ввиду отсутствия специальной лицензии; 
  • ограниченные сроки, в которые работы могли фактически выполняться. 
5) Обществом не проявлена должная степень осмотрительности при выборе контрагента. 
Позиция Общества: Общество обратило внимание на следующее: 
1) реальность выполнения работ спорным подрядчиком подтверждается допросами сотрудников Общества; 
2) должная осмотрительность подтверждается регистрационными и прочими документами подрядчика; 
3) привлечение субподрядчика произведено ввиду отсутствия лицензии у подрядчика на выполнение ремонтных работ; выполнение субподрядчиком ремонтных работ подтверждается актами выполненных работ, а также показаниями сотрудников субподрядчика в ходе адвокатского опроса; 
4) взаимозависимость участников конкурсных процедур не может свидетельствовать о нарушении норм Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», при этом аффилированность подрядчика и Общества налоговым органом не установлена; 
5) с подрядчиком установлены длительные договорные отношения с 2008 года, за предыдущие периоды претензий относительно обоснованности налоговых вычетов не предъявлялось. 
Решение суда: Общество правомерно включило НДС в состав налоговых вычетов. Налоговый орган в ходе проверки кроме получения выписок по расчетному счету субподрядчика никакие контрольные мероприятия не проводил, документы не запрашивал, запросы не направлял, соответственно, довод о нереальности привлечения субподрядчика и выполнения им ремонтных работ является голословным и ничем не подтвержден. Довод о взаимозависимости участников конкурсных процедур не принимается, поскольку положения Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» не ограничивают право участия в конкурсах аффилированных компаний. Вместе с тем, аффилированность подрядчика и Общества инспекцией не установлена. Ссылка на показания сотрудников подрядчика и Общества в качестве безусловного основания для вывода о получении необоснованной налоговой выгоды не принимается, поскольку сотрудники подрядчика дали противоречивые показания, которые расходились с ранее данными показаниями, к тому же показания данных сотрудников идентичны. Довод о том, что техника использовалась в производственной деятельности, в связи с чем, ремонтные работы не могли выполняться, не принимается. Из анализа путевых листов и согласно допросам водителей следует, что ремонтные работы проводились во внеурочное время, в связи со сжатыми сроками, а подготовительная работа (оформление документации и закупка запчастей) выполнялась во время производственной деятельности и входила в общий срок ремонта. Обществом была проявлена должная степень осмотрительности, получены регистрационные документы от подрядчика и свидетельства о допусках к ремонтным работам, свидетельства СРО, информация о руководителях и работниках, информация о ранее выполненных работ, а также была проведена проверка правоспособности контрагента. Более того, подрядчик в проверяемый период осуществлял все регламентированные его учредительными документами виды хозяйственной деятельности, уплачивал налоги и осуществлял иные платежи, обычные при совершении предпринимательской деятельности, что свидетельствует о нормальной хозяйственной деятельности подрядчика. Не могут свидетельствовать о невозможности выполнения работ ответы по проверкам контрагентов 2-го звена, поскольку из них не следует, что данные организации относятся к «фирмам-однодневкам», при том, что иных доказательств этого утверждения, в том числе выписок банка, отчетности и допросов директоров налоговый орган в материалы дела не представил.


PDF-версия 

По всем вопросам можно обращаться: 
к партнеру ФБК, директору департамента налоговых споров Галине Акчуриной 
E-mail: AkchurinaG@fbk.ru 

к руководителю проектов департамента налоговых споров Михаилу Голованеву 
E-mail: GolovanevM@fbk.ru 

к юрисконсульту департамента налоговых споров Зуриде Элькановой 
E-mail: ElkanovaZ@fbk.ru
Подписаться на аналитику ФБК Legal
Дата
Отправить заявку
E-mail*
ФИО
Контактная информация (телефон, Skype, другие способы связи)
Вопрос*

* - Поля отмеченные звездочкой, обязательны для заполнения
О статусе Вашей заявки можно узнать, позвонив по телефону
+7 495 737-53-53, добавочный 5100