Аналитика

Следуйте за нами

Новости судебной практики в области налогов, cборов, страховых взносов РФ. №6, 2018

01.08.2018
PDF-версия

Содержание



1. Дробление бизнеса

1.1. Критерии оценки ВС РФ, позволяющие сделать вывод о дроблении бизнеса

Вывод: Сам по себе факт взаимозависимости налогоплательщика и его контрагентов не является основанием для консолидации их доходов и для вывода об утрате права на применение упрощенной системы налогообложения данными лицами, если каждый из налогоплательщиков осуществляет самостоятельную хозяйственную деятельность.
Источник: Обзор практики рассмотрения судами дел, связанными с применением глав 262 и 265 НК РФ в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства, утвержденный Президиумом ВС РФ 04.07.2018.
В пункте 4 Обзора затрагивается вопрос лишения права на использование УСН и консолидации доходов налогоплательщиков в случаях, когда происходит разделение хозяйственной деятельности между несколькими лицами в связи с приближением лица, изначально ведшего предпринимательскую деятельность, к верхнему допустимому лимиту доходов, численности персонала или стоимости основных средств.
ВС РФ предлагает различать такие случаи с оправданным использованием нескольких взаимозависимых лиц, использующих УСН. В Обзоре ВС РФ сопоставлены два частных случая, в каждом из которых налоговые органы в результате проверки пришли к выводу о дроблении бизнеса и применили к налогоплательщикам соответствующие последствия.
В первом случае налогоплательщик являлся единственным дистрибьютором товаров марки на территории нескольких регионов и мог по соглашению с правообладателем самостоятельно определять способ выстраивания сети продаж. Несмотря на взаимозависимость, каждый из контрагентов имел собственный штат работников, клиентскую базу, а их деятельность осуществлялась раздельно по соответствующим сегментам рынка.
Суд указал, что в таких условиях сам по себе факт подконтрольности нескольких контрагентов одному лицу не мог являться основанием для консолидации их доходов, поскольку каждый из участников группы компаний осуществляет самостоятельную хозяйственную деятельность.
В другом случае создание каждой организации – контрагента налогоплательщика совпадало с приближением к пороговому значения доходов на УСН. Хранение товаров осуществлялось на общем складе без фактического разделения мест хранения, в работе использовалось одно и то же оборудование, штат работников также не разделялся, организации имели общий офис.
В таких условиях суд согласился с позицией налогового органа по вопросу создания налогоплательщиком ситуации, при которой видимость действий нескольких юридических лиц прикрывала фактическую деятельность одного хозяйствующего субъекта.
В Обзоре разъяснено, что при оценке обоснованности налоговой выгоды судами могут учитываться такие обстоятельства, как особенности корпоративной структуры (история создания взаимозависимых лиц, причины их реорганизации и проч.), практика принятия управленческих решений внутри группы взаимозависимых лиц, использование общих трудовых и производственных ресурсов, особенности гражданско-правовых решений внутри группы.
ВС РФ также напомнил о том, что в таких делах именно на налоговом органе лежит бремя доказывания того, что имело место деление единого хозяйствующего субъекта, чья деятельность в силу значительности своего объема перестает отвечать ограничениям для применения УСН (величиной дохода, численностью работников, стоимостью основных средств).
Полный перечень ключевых выводов Обзора ВС РФ представлен на последней странице настоящего выпуска.

2. Переквалификация сделок

2.1. Переквалификация долговых отношений в инвестиционные

Вывод: получение целевого займа от единственного участника для реализации инвестиционного проекта не может являться самостоятельным основанием для переквалификации заемных отношений в инвестиционные.
(Постановление АС Западно-Сибирского округа от 17.05.2018 по делу № А27-2397/2017).
Стадия: разбирательство окончено
Обстоятельства дела: между Обществом и его единственным участником – компанией, инкорпорированной в Великобритании, – был заключен договор займа с целью финансирования строительства недвижимости и пополнения оборотных средств. Проценты по займу Обществом выплачивались и относились на внереализационные расходы, при этом допускались задержки выплат.
В результате камеральной налоговой проверки уточненной декларации по налогу на прибыль за 2014 г. налоговый орган пришел к выводу, что договор займа является притворной сделкой и маскирует инвестиционные отношения, так как средства, передаваемые по договору, используются для инвестирования в производство – строительства сервисного центра.
Переквалификация привела к доначислению налога на прибыль в связи с занижением налоговой базы на сумму процентов и отрицательных курсовых разниц в проверяемый период. Кроме того, Обществу было предложено уплатить не удержанный ранее налог на прибыль организаций с доходов в виде дивидендов, распределенных в пользу материнской компании.
Налогоплательщик обжаловал решение в суде, а затем со встречным иском обратился и налоговый орган (пп. 3 п. 2 ст. 45 НК РФ).
Решение суда: суды трех инстанций удовлетворили требования Общества.
Привлечение Обществом капитала от своего учредителя не сопровождалось увеличением уставного капитала, увеличением доли участия, выпуском ценных бумаг. Налоговым органом не было представлено доказательств того, что строящиеся объекты недвижимого имущества переходят или должны перейти в собственность инвестора.
Установлен факт возмездности договора займа. Судами было отмечено, что договор исполнялся, Обществом производился возврат денежных средств с указанием на гашение займа и велся учет процентов в соответствии с требованиями бухгалтерского и налогового учета. Выявленные отклонения в сроках выплат долга не являются значительными и не могут являться достаточными доказательствами в целях переквалификации выплат.
Доводы инспекции касательно участия Общества в инвестиционном соглашении с Кемеровской областью по реализации проекта сервисного центра были признаны несостоятельными, так как его участником было именно Общество, а из условий соглашения и бизнес-плана следовало, что в качестве источников реализации проекта будут использованы заемные средства, привлеченные у других организаций.
Взаимозависимость участников договора сама по себе не свидетельствует об инвестиционном характере долговых отношений между ними.
Примечание: Интересной особенностью этого дела является следующий процессуальный момент: суд приобщил предоставленные налоговым органом и налогоплательщиком экспертные заключения относительно природы спорного договора, подготовленные в первом случае российским, а во втором - иностранным специалистами. При этом судом не исследовалось и не оценивалось как доказательство экспертное заключение, предоставленное Инспекцией, так как оно не положено в основу решения, являвшегося предметом судебного разбирательства. Инспекции также было отказано в вызове эксперта, так как заключение, о котором идет речь, не является заключением эксперта в понимании ст. 86 АПК.

3. Вычеты по НДС

3.1. Отказ в вычете по НДС ввиду непредставления контрагентом счета-фактуры

Вывод: бездействие контрагента по невыставлению счета-фактуры не может служить препятствием вычета по НДС для добросовестного налогоплательщика.
(Постановление АС Дальневосточного округа от 31.05.2018 по делу № А51-14757/2017).
Стадия: срок кассационного обжалования в СКЭС ВС РФ не истек
Обстоятельства дела: Общество приобрело рыболовный траулер; его стоимость с выделенной в платежном поручении суммой НДС была полностью оплачена.
При заявлении налогового вычета Общество предоставило все необходимые документы, за исключением счета-фактуры, который, несмотря на неоднократные обращения по этому поводу, так и не был предоставлен контрагентом. Отказ контрагента в передаче счета-фактуры послужил поводом для обращения Общества в арбитражный суд, решением которого правопреемник продавца был обязан предоставить Обществу счет-фактуру. Документ был предоставлен, однако не содержал подписей.
Инспекция отказала Обществу в возмещении НДС со ссылкой на то обстоятельство, что спорный счет-фактура не был подписан генеральным директором и главным бухгалтером продавца. Решением УФНС данное решение было оставлено без изменений. Налогоплательщик обратился в суд.
Решение суда первой инстанции: суд отказал Обществу в удовлетворении его требований о признании недействительным решения налогового органа на основании того, что Обществом были нарушены условия применения вычету, установленные статьями 169, 171, 172 НК РФ. Суд указал, что установленный порядок применения вычетов по НДС, включая строгие формальные требования к содержанию счета-фактуры как одного из основных условий получения такого вычета, предусмотрен нормами публичного права и потому отличается незаменимостью, исключительностью и строгой формальной определенностью, что, в свою очередь, направлено на соблюдение конституционного принципа равенства.
Выводы судов апелляционной и кассационной инстанций: требование Общества подлежит удовлетворению.
Необходимо учитывать отдельные обстоятельства данного конкретного спора: неисполнение контрагентом публично-правовой обязанности предоставить покупателю счет-фактуру в течение пяти дней, отказ в таком предоставлении несмотря на неоднократные обращения по этому поводу, обращение в арбитражный суд с целью принуждения к исполнению этой обязанности.
В таких обстоятельствах, по мнению судов, бездействие контрагента по невыставлению счета-фактуры не может служить препятствием для вычета по НДС. Отказ в удовлетворении требования Общества судом первой инстанции возлагает бремя негативных последствий на добросовестного налогоплательщика, который не может получить вычет вследствие неправомерных действий контрагента.
Суд кассационной инстанции также указал, что согласно п. 2 ст. 169 НК ошибки в счетах-фактурах, не препятствующие налоговым органам идентифицировать продавца, покупателя товаров (работ, услуг), их стоимость, а также налоговую ставку и сумму налога, предъявленную покупателю, не могут являться основанием для отказа в принятии к вычету сумм налога.
Кроме того, в соответствии с положениями постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» для реализации права на применение вычета по НДС необходимо, чтобы сделка носила реальный характер, а подтверждающие правомерность получения вычетов документы содержали достоверную информацию, что и было установлено при рассмотрении дела.

3.2. Восстановление налога при продаже лома уничтоженных основных средств

Вывод: продажа лома основных средств, выбывших по причине аварии, влечет обязанность восстановления НДС пропорционально балансовой стоимости на момент их списания
(Постановление АС Поволжского округа от 24.05.2018 по делу № А40-9401/2017).
Стадия: подана кассационная жалоба в СКЭС ВС РФ
Обстоятельства дела: Обществом было приобретено и введено в эксплуатацию производственное оборудование.
В ходе эксплуатации в результате аварии оборудование было уничтожено и превратилось в металлолом, который Общество позднее реализовало.
В результате камеральной проверки налоговый орган пришел к выводу о том, что у Общества возникла обязанность по восстановлению НДС, ранее принятого к вычету по основным средствам, которые в результате аварии превратились в лом. В обоснование позиции налоговый орган указал, что реализация лома черных металлов не подлежит налогообложению (пп. 2 п. 2 ст. 149 НК РФ)
Решение суда: суд первой инстанции отказал Обществу в признании решения инспекции недействительным. Доводы Общества о том, что проданный металлолом не являлся специально произведенным налогоплательщиком товаром и по своим функциональным и техническим свойствам отличается от первоначально приобретенных основных средств, которые перестали существовать как вещи, были отклонены.
В соответствии с п. 3 ст. 38 НК РФ товаром является любое имущество, реализуемое или предназначенное для реализации. Предоставленная обществом дефектная ведомость свидетельствует о том, что объекты основных средств перестали выполнять свои функции в рамках деятельности, облагаемой НДС.
В соответствии с п. 3 ст. 170 НК РФ у Общества возникла обязанность восстановления НДС. В подтверждение своей позиции суд сослался на отказные определения ВС РФ № 301-КГ15-7324 от 17.07.2015 и № 309-КГ16-10972 от 14.09.2016.
Суд апелляционной инстанции, признавая решение инспекции незаконным, согласился с позицией налогоплательщика относительно того, что реализованный металлолом не был специально произведен или приобретен Обществом и по функциональным и техническим характеристикам отличается от уничтоженных объектов основных средств.
Реализовывались не объекты основных средств, а металлолом, появившийся в результате уничтожения основных средств, то есть новая вещь, самостоятельный объект бухгалтерского учета. Пункт 2 ст. 170 НК РФ содержит положения, устанавливающие обязанность восстанавливать суммы налога, ранее правомерно заявленные к вычету по приобретенным, оплаченным и принятым к учету товарам, которые впоследствии были утрачены.
Судом кассационной инстанции постановление апелляции было отменено, оставлено в силе решение суда первой инстанции.
Комментарий:
Позиция судов первой и кассационной инстанций представляется спорной, прежде всего в части толкованием такой конструкции НДС, как использование для облагаемых НДС операций.
Реализованный лом черных металлов образовался в результате аварии, то есть помимо воли налогоплательщика, без намерения перевода объектов основных средств из облагаемой в необлагаемую деятельность и возможности предвидения таких последствий. В этих условиях, а также учитывая то, что налогоплательщик понес при утрате оборудования значительный убыток, обязание восстановить принятый к вычету НДС приобретает вид штрафной санкции за действия, направленные на частичную компенсацию ущерба, полученного при уничтожении объектов основных средств.

3.3. Восстановление налога при возврате экспортированных товаров

Вывод: поскольку товар был признан бракованным, иностранным покупателем в РФ не возвращался и без ввоза в РФ был реализован уже в качестве лома, принятый к вычету российским продавцом НДС подлежит восстановлению.
(Постановление АС Уральского округа от 25.05.2018 по делу № А60-32150/2017).
Стадия: срок обжалования в СКЭС ВС РФ не истек
Обстоятельства дела: Обществом и иностранным покупателем был заключен договор поставки оборудования. Поставка была произведена по таможенной процедуре экспорта, применена нулевая ставка НДС, входящий НДС был заявлен Обществом к вычету.
Позже иностранный покупатель сообщил об обнаруженном браке части оборудования. Между Обществом и покупателем было достигнуто соглашение о поставке нескольких новых единиц продукции взамен бракованных без оплаты. Бракованный товар (лом) в соответствии с соглашением подлежал передаче Обществу, но на территорию РФ ввезен не был: он был вновь продан покупателю на территории иностранного государства вскоре после оформления акта на возврат лома.
В результате проверки Инспекция пришла к выводу о необходимости корректировки налоговой базы по НДС за соответствующий период и восстановления ранее принятых к вычету сумм налога на основании ст. 171, п. 3 ст. 172 НК РФ.
Решение суда: суды трех инстанций признали законным решение налогового органа. Несмотря на доводы Общества о том, что в соответствии с Венской конвенцией о международных договорах купли-продажи товаров требования о расторжении договора и о замене товара являются разными средствами защиты покупателя и не имеют одинаковых правовых последствий, суды пришли к выводу о том, что возврат некачественного товара покупателем следует рассматривать как действия, направленные на отказ от исполнения обязательств.
Кроме того, в соответствии с позицией ВАС РФ, отраженной в информационном письме от 17.11.2011 № 148, по смыслу ст. 54 НК РФ налоговые последствия влекут не сами гражданско-правовые договоры, а совершение в их исполнение финансово-хозяйственных операций, отражаемых в бухгалтерском учете.
Довод Общества о том, что им была учтена не операция оприходования поставленного оборудования, а операция оприходования его лома, в связи с чем возврата некачественного товара не произошло, также был отклонен судами, так как были установлены факты брака товара, его возврата в виде лома и достижения соглашения о поставке другого аналогичного товара, а также фактического исполнения данного соглашения.

4. Судебное обжалование

4.1. Обращение в арбитражный суд только после обжалования решения налогового органа в ФНС России

Вывод: налогоплательщик, который обжаловал решение налогового органа сначала в УФНС, а затем в ФНС России, и только после этого обратился за судебной защитой (с подачей ходатайства о восстановлении пропущенного процессуального срока), имел право на рассмотрения заявления по существу. Такой подход соответствует правовой природе досудебного разрешения спора.
(Постановление АС Дальневосточного округа от 24.05.2018 по делу № А51-15766/2017).
Обстоятельства дела: По результатам выездной налоговой проверки в отношении Общества было вынесено решение о привлечении к ответственности за налоговое правонарушение.
Общество обжаловало решение в УФНС, в результате апелляционного обжалования решение было оставлено в силе. Общество в первый раз обратилось с жалобой на решения инспекции и управления в ФНС России, а также в арбитражный суд. Судом исковое заявление было возвращено (в связи с нарушением ч. 2 ст. 199 АПК).
ФНС России частично удовлетворила жалобу. Это стало основанием для направления налоговым органом, вынесшим оспариваемое решение, письма с уточненным расчетом доначислений.
После этого Общество во второй раз обратилось в арбитражный суд и заняло позицию, согласно которой:
  • не считает срок на судебное обжалование пропущенным;
  • если же суд посчитает, что срок пропущен, Общество ходатайствовало о восстановлении пропущенного срока в связи с использованием механизмов досудебного урегулирования налогового спора.
Выводы судов первой и апелляционной инстанций: срок на судебное обжалование решения налогового органа пропущен и не подлежит восстановлению в связи со следующим.
Решение, обжалованное в вышестоящий налоговый орган, может быть обжаловано в ФНС России в течение трех месяцев со дня принятия решения по жалобе (п.2 ст. 139 НК РФ) или в суд (п. 2 ст. 138, ст. 142 НК РФ) по выбору заявителя; в то же время установленный законом трехмесячный срок на судебное обжалование решения налогового органа не может быть увеличен по желанию налогоплательщика в связи с обжалованием решения в ФНС России. Таким образом, учитывая дату вынесения решения УФНС, Общество подало заявление в суд с опозданием почти в три месяца.
Относительно восстановления пропущенного срока судом было установлено, что одно только обстоятельство обжалования решения УФНС в ФНС России не является уважительной причиной для восстановления срока, так как налогоплательщик был вправе обратиться в ФНС и в арбитражный суд одновременно в течение установленного срока. Что касается заявления, ранее поданного в арбитражный суд и оставленного без движения, то судом было установлено, что Общество не предоставило доводов о наличии объективных причин, препятствующих своевременно исправить ошибки при первоначальной подаче.
Постановление суда кассационной инстанции: судебные акты по делу подлежат отмене с направлением в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.
Судебные акты были основаны на неверном толковании норм налогового законодательства, а также положений п. 72 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57.
Согласно п. 3 ст. 138 НК РФ в случае обжалования ненормативных актов налоговых органов в досудебном порядке срок для обращения в суд исчисляется со дня, когда лицу стало известно о решении вышестоящего налогового органа или со дня истечения срока для принятия такого решения. Суды нижестоящих инстанций не учли, что Общество, воспользовавшись своим правом на досудебное обжалование, обратилось в ФНС России с жалобой в установленный срок. ФНС России, в свою очередь, также вынесла решение по существу спора.
Вывод судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии препятствий для обращения в арбитражный суд одновременно с подачей жалобы в вышестоящий налоговый орган фактически лишает Общество права на оспаривание решения инспекции в досудебном порядке.
Иной подход противоречит правовой природе досудебного способа разрешения спора, предполагающего исчерпание сторонами всех возможных внесудебных способов и средств разрешения такого конфликта до обращения в суд.

5. Необоснованная налоговая выгода

5.1. Займы взаимозависимым лицам

Вывод: сам по себе факт выдачи займов взаимозависимым лицам под меньший процент чем тот, под который налогоплательщик привлекает кредитные средства, не говорит о необоснованности расходов и получении необоснованной налоговой выгоды.
(Постановление АС Северо-Западного округа от 10.05.2018 по делу № А44-7316/2017).
Стадия: разбирательство окончено
Обстоятельства дела: Обществом были открыты кредитные линии в нескольких банковских учреждениях. По условиям договоров проценты за пользования кредитами составляли от 10% до 31% годовых. Проценты по займам Общество учитывало в составе расходов.
В период привлечения кредитных средств Общество предоставляло займы взаимозависимому лицу. При этом процентная ставка по займу составила 8,25% годовых, т.е. была ниже ставки по полученным кредитам.
При проверке налоговый орган пришел к выводу, что Общество не имело возможности выдавать займы за счет собственных средств и использовало для этого заемные средства. Проценты по займу не уплачены.
По мнению инспекции, Общество понесло экономически неоправданные расходы на обслуживание своих долговых обязательств в размере разницы между суммами обязательств перед банками и процентов, получаемых по займу от взаимозависимого лица. В указанном размере Обществу был доначислен налог на прибыль.
Решение суда: суды трех инстанций удовлетворили требования Общества.
Налоговым органом не был доказан факт того, что Общество несло затраты (проценты по кредитам) не в целях реального и экономически обоснованного пополнения оборотных средств, а в целях финансово-экономической помощи своему поставщику.
Доводы Общества о том, что оно располагало выручкой от реализации товаров, достаточной для предоставления займов, налоговым органом также не были опровергнуты; ссылки инспекции на проведенный финансовый анализ не содержали доказательства выдачи займа за счет кредита.
Одна лишь взаимозависимость лиц не может говорить о том, что Обществом была получена необоснованная налоговая выгода.
Кроме того, налоговый орган не предоставил доказательства отсутствия у заемщика намерений и возможности погасить займы.
Примечание: Другой интересный эпизод, рассматривавшийся в данном деле – допустимость включения в состав расходов пеней, выплаченных на основании мирового соглашения.
В суде контрагент требовал взыскания с Общества долга и пеней, однако суд взыскал лишь долг. После вынесения этого решения стороны во внепроцессуальном порядке заключили мировое соглашение. Общество выплатило пени в уменьшенном размере, а контрагент отозвал исполнительный лист в отношении суммы долга и позволил изменить сроки его выплаты.
Налоговый орган посчитал учет пеней в расходах необоснованным, т.к. пени не являются штрафной санкцией, предусмотренной договором, у Общества не было обязанности их заплатить, а значит, такие расходы не соответствуют ст.ст. 252, 265 НК РФ.
Суды не согласились с позицией налогового органа. Признание Обществом обязанности уплаты пеней во внесудебном порядке не влечет их исключение из расходов. Контрагенту было отказано во взыскании пеней в связи с отсутствием доказательств наступления срока их начисления, а не права на пени как такового.
Также судами был учтен довод о том, что взыскание суммы долга единовременно (что произошло бы в случае незаключения мирового соглашения) повлекло бы остановку деятельности Общества.

6. Возврат излишне уплаченных сумм налога

6.1. Течение срока на возврат излишне уплаченного налога при позднем подтверждении льготы (энергоэффективность)

Выводтрехлетний срок на возврат излишне уплаченного налога может отсчитываться с момента подтверждения права на льготу при позднем его получении.
(Постановление АС Уральского округа от 18.05.2018 по делу № А60-35042/2017).
Стадия: налоговым органом подана кассационная жалоба в СКЭС ВС РФ
Обстоятельства дела: Общество в 2013 году ввело в эксплуатацию здание, обладающее высоким классом энергетической эффективности, что дает ему право на льготу по налогу на имущество организаций.
На момент ввода здания в эксплуатацию Общество не располагало документами, подтверждающими класс энергоэффективности.
В конце 2016 года Общество получило в свое распоряжение энергетический паспорт здания, изготовленный по результатам энергетического обследования специализированной организацией.
После получения необходимых документов в 2017 году Общество обратилось в налоговый орган с требованием о возврате излишне уплаченных сумм налога на имущество за 2013-2014 гг. Его требования были удовлетворены частично в связи с пропуском трехлетнего срока на возврат налога.
Решение суда: суды трех инстанций не согласились с доводами налогового органа и удовлетворили требования Общества.
Момент, когда налогоплательщик узнал или должен был узнать о переплате, подлежит определению с учетом всех имеющих значения для дела обстоятельств. По мнению судов, в данной ситуации установленный п. 7 ст. 78 НК РФ срок подлежит исчислению с момента установления факта высокой энергетической эффективности здания, то есть с момента получения энергетических паспортов. Именно эту дату суды называют моментом возникновения права на льготу.
Суд кассационной инстанции дополнительно указал, что момент ввода объекта в эксплуатацию с учетом того, что энергетический паспорт получен налогоплательщиком позднее, не может служить точкой отсчета срока для обращения в суд (п. 3 ст. 79 НК РФ в редакции, действующей в спорный период). Получение энергетического паспорта позднее ввода в эксплуатацию не может свидетельствовать о том, что на момент ввода в эксплуатацию объект не обладал высокой энергетической эффективностью.
Довод налогового органа о том, что Общество не имеет право на льготу, был отклонен судами.
Положения п. 21 ст. 381 НК РФ, ст. 15 Федерального закона от 23.11.2009 № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности» не ставят применение льготы в зависимость от того, являются ли спорные объекты жилыми или нежилыми помещениями. Рассматриваемая льгота установлена законом, в том числе и в отношении нежилых помещений.
Налогоплательщик не может лишаться права на данную налоговую преференцию исключительно в связи с отсутствием нормативно-правовых актов, устанавливающих правила определения классов энергетической эффективности в отношении иных зданий, кроме многоквартирных домов.

7. Значимые изменения в делах предыдущих выпусков


Выпуск, №

Реквизиты судебного акта

Изменение

Выпуск № 03/18

Постановление 9 ААС от 08.05.2018 по делу № А40-176218/2017

Решение АСГМ от 14.02.18 было отменено апелляционным судом; по делу был принят новый судебный акт, которым требования Общества были удовлетворены полностью. Апелляционный суд счел неверной квалификацию спорных основных средств как недвижимого имущества в силу следующего: 1) проектная документация не содержит сведений о том, обладает ли возведенный в соответствии с ней объект признаками движимого или недвижимого имущества; 2) спорные основные средства не имеют самостоятельного назначения и выполняют вспомогательную функцию; 3) трубопроводы и газоходы, прокладываемые наземным способом, по определению не являются недвижимостью ввиду отсутствия неразрывной связи с землей, при этом их фундаменты сами по себе также не являются недвижимым имуществом; 4) в целом конструкция является сборно-разборной. Формальное соответствие постройки предусмотренным градостроительным законодательством признакам объекта капитального строительства не означает, что постройка относится к категории недвижимых вещей.

Выпуск № 10/17

Постановление 18 ААС от 11.07.2018 по делу № А47-9881/2017

После длительного рассмотрения в суде апелляционной инстанции (22.12.17 жалоба принята к производству, постановление по существу дела вынесено 11.07.2018), Решение АС Оренбургской области было оставлено без изменений. Довод апелляционной жалобы о неправомерном применении расчетного метода был отклонен. Было установлено, что расчет производился с использованием данных регистров бухгалтерского учета Общества, у налогоплательщика отсутствовал раздельный учет расходов по видам деятельности, облагающимся по различным ставкам. Обществом также не оспаривалась правильность расчета налогового органа в суде первой инстанции, не предоставлялся контррасчет.

8. Выводы Президиума Верховного суда РФ касательно отдельных вопросов применения упрощенной и патентной систем налогообложения, изложенные в Обзоре от 04.07.2018:

1. Налоговый орган не вправе ссылаться на несвоевременность уведомления вновь созданным субъектом предпринимательства о применении УСН, если ранее им фактически признана обоснованность применения специального налогового режима налогоплательщиком.
2. Организация, созданная в результате преобразования юридического лица, применявшего УСН, и продолжившая использовать данный специальный налоговый режим, не может быть переведена на общую систему налогообложения вопреки ее волеизъявлению.
3. Ведение деятельности через обособленное подразделение не является препятствием для применения УСН, если подразделению не придан статус филиала. Однако создание филиала без намерения осуществлять деятельность через это обособленное подразделение не может служить основанием для прекращения применения специального налогового режима до истечения календарного года.
4. Сам по себе факт взаимозависимости налогоплательщика и его контрагентов не является основанием для консолидации их доходов и для вывода об утрате права на применение УСН данными лицами, если каждый из налогоплательщиков осуществляет самостоятельную хозяйственную деятельность.
5. В целях определения права на применение УСН в соответствии с п. 4 ст. 346.13 НК РФ, по общему правилу, учитывается реально полученный налогоплательщиком доход, а не причитающиеся ему суммы (дебиторская задолженность).
6. Индивидуальные предприниматели наравне с организациями утрачивают право на применение УСН в случае превышения предельного размера остаточной стоимости основных средств.
7. Выбор объекта налогообложения, сделанный в уведомлении о применении УСН, является обязательным для налогоплательщика и не может быть изменен после начала налогового периода.
8. Доходы, относящиеся к деятельности, облагаемой по патентной системе налогообложения, но полученные в период применения УСН, формируют налоговую базу по упрощенной системе.
9. Денежные средства, поступающие товариществу собственников жилья от его членов в качестве оплаты коммунальных услуг, не признаются налогооблагаемым доходом при условии их перечисления в том же размере поставщикам коммунальных ресурсов.
10. Денежные средства, поступившие налогоплательщику в качестве обеспечения исполнения обязательства, учитываются при определении налоговой базы по УСН, если они выполняют функцию аванса.
11. В том случае, когда передачей векселя оформлены заемные отношения, погашенная сумма векселя не подлежит включению в состав доходов налогоплательщика, а уплаченные при получении векселя денежные средства не уменьшают налоговую базу в качестве затрат. Налогообложению подлежит доход в виде процента по векселю.
12. Средства финансовой поддержки в виде субсидии, предоставленной субъекту малого и среднего предпринимательства для приобретения (создания) объектов недвижимости, не включаются в состав облагаемых доходов в соответствующей части, если затраты на приобретение (создание) данных объектов понесены налогоплательщиком в течение не более чем двух налоговых периодов после получения субсидии.
13. Перечень расходов, установленный п. 1 ст. 346.16 НК РФ, носит закрытый характер и не подлежит расширительному толкованию. Расходы, не поименованные в данной норме, не учитываются при определении налоговой базы.
14. Налоговая ставка 0% по упрощенной и патентной системам налогообложения, предусмотренная для впервые зарегистрированных ИП, распространяется в том числе на граждан, ранее прекративших статус ИП и окончивших ведение предпринимательской деятельности, но решивших (ее) возобновить.
15. Организация, применявшая УСН с объектом налогообложения «доходы», в случае перехода на общую систему налогообложения не лишена права начислять амортизацию по основным средствам, приобретенным в период применения специального налогового режима, исходя из остаточной стоимости, сформированной к моменту перехода на общий режим.
16. В случае перехода с УСН на общую систему налогообложения налогоплательщик не лишен права принять к вычету суммы НДС по оконченным строительством объектам основных средств, если они введены в эксплуатацию после прекращения применения специального налогового режима.
17. Утрата налогоплательщиком права на применение патентной системы налогообложения не влечет одновременную утрату им права на применение УСН.
18. Выдача патента с нарушением срока после заявленной налогоплательщиком даты начала применения данного специального налогового режима может влечь изменение периода действия патента и соответствующий перенос сроков уплаты налога в рамках патентной системы налогообложения.
19. Максимальный размер потенциально возможного к получению годового дохода, учитываемого для целей расчета налога по патентной системе налогообложения, применяется по соответствующему виду деятельности налогоплательщика.
20. Субъекты предпринимательства не вправе применять патентную систему налогообложения в отношении деятельности по ремонту построек, не связанных с проживанием граждан.у построек, не связанных с проживанием граждан.
Дата
Отправить заявку
E-mail*
ФИО
Контактная информация (телефон, Skype, другие способы связи)
Вопрос*
Введите символы с картинки*
* - Поля отмеченные звездочкой, обязательны для заполнения
О статусе Вашей заявки можно узнать, позвонив по телефону
+7 495 737-53-53, добавочный 5100