Аналитика

Следуйте за нами

Обзор решений Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ за январь 2020 г.

26.02.2020

Содержание

ФБК Legal подготовила Обзор решений Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ за январь 2020 г.
Содержание:

Статистика

Всего дел: 27

По категориям:


 
По существу принятых решений:


Судьи, передавшие дела на рассмотрение коллегии:


I. Корпоративные споры

1. Основания привлечения участников и директора к субсидиарной ответственности по обязательствам исключенного из ЕГРЮЛ общества по ст. 53.1 ГК РФ

Вывод: основанием для субсидиарной ответственности по п. 1—3 ст. 53.1 ГК РФ не могут являться действия (бездействия) контролирующих лиц, которые привели к ликвидации общества в административном порядке (отсутствие отчетности, расчетов в течение долгого времени). Таким основанием является доведение до банкротства.
(Определение ВС РФ от 30 января 2020 г. № 306-ЭС19-18285 по делу № А65- 27181/2018)
Обстоятельства дела:
Стороны заключили предварительный договор аренды нежилого помещения. Вступившим в законную силу решением суда с арендатора взыскана задолженность по оплате арендной платы, возбуждено исполнительное производство.
В период исполнительного производства арендатор исключен из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа. Исполнительное производство прекращено.
Арендодатель подал иск о взыскании задолженности с участника и директора ликвидированного общества-должника на основании ст. 53.1 ГК РФ.
Судебные акты
Суды трех инстанций удовлетворили иск, посчитав, что недобросовестность действий участника и директора заключалась в том, что они не осуществили свои обязанности по сдаче отчетности общества и сведений по банковским счетам, что привело к ликвидации общества в административном порядке.
Решение Коллегии
Коллегия отменила судебные акты и направила дело на новое рассмотрение, дав следующее указание: основанием для субсидиарной ответственности по п. 1—3 ст. 53.1 ГК РФ не могут являться действия (бездействия), которые привели к исключению общества из ЕГРЮЛ в административном порядке (отсутствие отчетности, расчетов в течение долгого времени).
Требуется, чтобы неразумные и/или недобросовестные действия (бездействие) лиц, указанных в п. 1—3 ст. 53.1 ГК РФ, привели к тому, что общество стало неспособным исполнять обязательства перед кредиторами, то есть фактически довели до банкротства.

II. Коммерческие споры

2 Основания преддоговорной ответственности

Вывод: сам по себе факт ведения параллельных переговоров, умолчание о них (в случае отсутствия обязательства об эксклюзивности) не свидетельствует о недобросовестности ведения переговоров. Недобросовестным является продолжение переговоров в ситуации, когда известно, что договор не будет заключен с этим контрагентом.
(Определение ВС РФ от 29 января 2020 г. № 305-ЭС19-19395 по делу № А40-98757/2018)
Обстоятельства дела:
Истец и ответчики вели переговоры по заключению договоров покупки 100% долей компаний ответчиков. На протяжении нескольких месяцев стороны согласовывали структуру сделки и ее цену, начали обмен документами.
Для сопровождения сделки истец нанял юристов, которым заплатил невозвратный аванс; зарегистрировал компании для покупки обществ.
В этот момент ответчики прекратили переговоры о заключении сделки, поскольку нашли иного покупателя, с которым вели переговоры параллельно с переговорами с истцом.
Истец обратился в арбитражный суд с иском о возмещении убытков вследствие недобросовестного ведения переговоров ответчиками.
Судебные акты
Суды трех инстанций в иске отказали:
  • бремя доказывания недобросовестности действий ответчиков при проведении переговоров в случае предоставления неполной информации и внезапного и неоправданного прекращения переговоров возложено на истца;
  • само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа не свидетельствует о недобросовестности соответствующей стороны.
Решение Коллегии
Коллегия отменила судебные акты и дала следующие разъяснения:
  • сами по себе факты того, что сторона вышла из переговоров без объяснения причин либо на поздней стадии переговоров, не свидетельствуют о неоправданном прекращении переговоров и недобросовестности ее действий. Гражданское законодательство не ставит наступление преддоговорной ответственности в зависимость от стадии переговоров;
  • не является безусловным основанием ответственности тот факт, что лицо прервало переговоры на их поздней стадии, как и не является необходимым условием такой ответственности, чтобы стороны уже достигли согласия по всем условиями будущего договора;
  • не могут быть признаны недобросовестными действия, когда лицо ведет переговоры одновременно с несколькими контрагентами. Сами по себе переговоры лица с несколькими контрагентами и выбор одного из них не могут служить основанием для возмещения им убытков контрагента, с которым договор заключен не был;
  • по общему правилу не является недобросовестным умолчание о параллельных переговорах, а также отсутствие предложения заключить сделку на условиях, предложенных другим контрагентом. Однако в случае, когда стороны переговоров заключили соглашение о порядке ведения переговоров, в котором предусмотрели условие об эксклюзивности переговоров только с одним контрагентом, и впоследствии вторая сторона нарушила его либо допустила обман контрагента на его вопрос о переговорах с другими контрагентами, такие действия являются недобросовестными;
  • недобросовестным признается поведение, когда лицо вступает или продолжает переговоры, хотя оно знает или должно знать, что оно уже не будет заключать договор, по крайней мере, с этим контрагентом.
Коллегия направила дело на новое рассмотрение для установления следующих обстоятельств:
  • было ли действиями ответчиков у истца создано впечатление, что сделка состоится;
  • моменты утраты ответчиками намерения заключить сделку;
  • было ли поведение ответчиков после утраты такого намерения добросовестным.

3. 3. Правомерность взыскания неустойки после расторжения договора

Вывод: если при расторжении договора основное обязательство не прекращено, договорная неустойка продолжает начисляться.
(Определение ВС РФ от 21 января 2020 г. № 305-ЭС19-16367 по делу № А41-76713/2018)
Обстоятельства дела:
Генподрядчик и подрядчик заключили договоры субподряда. Генподрядчик отказался от исполнения договора в одностороннем порядке.
Вступившими в законную силу судебными актами по другому делу с генподрядчика в пользу подрядчика взыскана задолженность по оплате работ.
Подрядчик обратился с иском о взыскании неустойки (за период до даты расторжения договора) и процентов по ст. 395 ГК РФ (за период после расторжения договора).
Судебные акты
Суды трех инстанций иск удовлетворили: поскольку договор расторгнут, договорная неустойка не может быть начислена, применяется ст. 395 ГК РФ.
Решение Коллегии
Коллегия отменила судебные акты и направила дело на новое рассмотрение, указав на следующее:
  • окончание срока действия договора не влечет прекращение всех обязательств по договору, в частности обязанностей сторон уплачивать неустойку за нарушение обязательств, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 68 Пленума ВС РФ от 24 марта 2017 г. №7);
  • пунктом 10 постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. № 35 «О последствиях расторжения договора» прямо предусмотрена возможность взыскания неустойки по день фактической оплаты долга даже в случае расторжения договора;
  • в пункте 66 постановления Пленума ВС РФ № 7 разъяснено, что по общему правилу, если при расторжении договора основное обязательство прекращается, неустойка начисляется до момента прекращения этого обязательства (п. 4 ст. 329 ГК РФ).

4. Правомерность требования подрядчика об увеличении твердой цены по договору строительного подряда на сумму затрат по входящему НДС

Вывод: факт применения подрядчиком УСН по общему правилу не может служить основанием для уменьшения договорной цены на суммы НДС, уплаченные контрагентом при приобретении у них соответствующих товаров.
(Определение ВС РФ от 22 января 2020 г. № 302-ЭС19-11900 по делу № А78-1790/2016)
Обстоятельства дела:
Администрация (технический заказчик) и общество (подрядчик) заключили договор строительного подряда.
Цена по договору является твердой, НДС не облагается в связи с применением упрощенной системы налогообложения, увеличению не подлежит и включает все затраты подрядчика.
Общество обратилось к администрации с иском о взыскании задолженности по договору в размере компенсация подрядчику НДС в связи с применением подрядчиком упрощенной системы налогообложения.
Судебные акты
Суды отказали в иске, ссылаясь на то, что цена по договору является твердой, подрядчик не может претендовать на увеличение твердой цены на сумму затрат по «входящему» НДС в связи с применением им упрощенной системы налогообложения.
Решение Коллегии
Коллегия отменила судебные акты и направила дело на новое рассмотрение, сформулировав следующую позицию: факт применения подрядчиком УСН по общему правилу не может служить основанием для уменьшения договорной цены на суммы НДС, уплаченные контрагентом при приобретении у них соответствующих товаров. Иное приводило бы к тому, что часть затрат на исполнение договора подрядчик несет за свой счёт, что не согласуется с п. 2 ст. 709 ГК РФ, согласно которому цена в договоре подряда включает компенсацию издержек подрядчика и причитающееся ему вознаграждение.

5. Правомерность требования о государственной регистрации договора при наличии признаков отсутствия намерения исполнять договор

Вывод: суд вправе по собственной инициативе отказать в судебной защите по требованию о государственной регистрации договора лицу, не имеющему намерение исполнять договор, предъявленный к регистрации
(Определение ВС РФ от 27 января 2020 г. № 305-ЭС18-18763 по делу № А41-19914/2018)
Обстоятельства дела:
Администрация г. Химки (арендодатель) и ЗАО «Монолевер-Трейд» (арендатор) заключили договор аренды земельного участка для строительства и эксплуатации торгового центра.
Права арендатора были уступлены в пользу ЗАО «Юнитекс», затем — ООО «ПК Быково».
По условиям первоначального соглашения о передаче прав и обязанностей по договору аренды от 17 февраля 2014 г. ООО «ПК Быково» обязалось уплатить ЗАО «Юнитекс» 318 млн руб. Это соглашение было зарегистрировано.
В 2016 году «ПК Быково» получило разрешение на строительство и заключило с «Юнитекс» договоры долевого участия в строительстве.
Стороны заключили дополнительное соглашение к соглашению о передаче прав и обязанностей по договору аренды 27 декабря 2016 г., которым предусмотрели, что стоимость передачи оплачивается путем предоставления прав по ДДУ; при нарушении «ПК Быково» обязанности по оплате «Юнитекс» вправе расторгнуть договор аренды в одностороннем порядке.
«ПК Быково» в 2017 году уведомило «Юнитекс» о необходимости явки в регистрирующий орган для регистрации ДДУ. Ответа не последовало, и «ПК Быково» подало документы на регистрацию самостоятельно. Поскольку «Юнитекс» заявление о регистрации так и не подало, в регистрации было отказано.
В связи с этим «ПК Быково» обратилось с иском о государственной регистрации подписанных договоров долевого участия в строительстве.
Судебные акты
Суд первой инстанции отказал в иске по мотивам пропуска годичного срока исковой давности (п. 4 ст. 165 ГК РФ).
Суд апелляционной инстанции согласился с выводом о применении срока исковой давности. Дополнительно суд указал на злоупотребление «ПК Быково» своими правами: поскольку строительство не ведется, ДДУ очевидно не будут исполнены в срок. Соответственно, единственной целью подачи иска является материальный интерес в зачете задолженности по соглашению о передаче прав по договору аренды. Поведение «Юнитекс», уклоняющегося от подачи документов на государственную регистрацию, суд апелляционной инстанции квалифицировал как самозащиту.
Суд округа посчитал срок исковой давности непропущенным, поскольку об уклонении «Юнитекс» от регистрации «ПК Быково» узнало только в 2017 году, и удовлетворил иск.
Решение Коллегии
Коллегия отменила постановление суда округа и оставила решение суда первой инстанции и постановление апелляции в силе:
  • коллегия признала верным вывод суда округа об исчислении срока исковой давности: он начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права;
  • коллегия признала неверным вывод суда округа о неприменении ст. 10 ГК РФ, поскольку в данном случае к ее применению имеются основания, о чем верно указал суд апелляционной инстанции.
В данном случае государственная регистрация направлена на создание видимости существования исполнимого договора, тогда как срок исполнения обязательства по передаче квартир уже наступил, застройщик находится в просрочке, не приступил к исполнению обязательства, не имеет и на момент рассмотрения спора в нижестоящих инстанциях не имел субъективной возможности исполнить обязательства по договору.
Для защиты нарушенных прав потерпевшего суд может не принять доводы лица, злоупотребившего правом, обосновывающие соответствие своих действий по осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям законодательства (п. 5 Обзора практики применения арбитражными судами ст. 10 ГК РФ, утвержденного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 г. № 127).

III. Земельные споры

6. Право на изменение вида разрешенного использования в договоре аренды в случае его изменения в ЕГРН

Вывод: внесение в ЕГРН изменений в части видов разрешенного использования земельного участка не предоставляет арендатору права требовать аналогичного изменения в договоре аренды.
(Определение ВС РФ от 23 января 2020 г. № 305-ЭС19-18488 по делу № А40-288002/2018)
Обстоятельства дела:
В 2003 году по результатам лесных конкурсов между ИП и Минприроды МО был заключен договор аренды участка лесного фонда, цель использования — для рекреационной деятельности, срок — до 2055 года.
В 2011 году были изменены границы, и земельный участок вошел в состав Москвы. Арендатор и Управление Росимущества по Москве заключили дополнительное соглашение о смене арендодателя и вида разрешенного использования (ВРИ) на «природно-познавательный туризм».
В связи с утверждением Правил землепользования и застройки (ПЗЗ) в ЕГРН в отношении земельного участка внесены виды разрешенного использования (включая размещение жилого дома).
В связи с этим ИП обратился в Управление Росимущества с заявлением об аналогичном изменении видов разрешенного использования и в договоре аренды, и получив отказ — в суд.
Судебные акты
Суд первой инстанции, посчитав, что первоначально договор аренды передавался для определенной цели (природно-познавательный туризм), в иске отказал.
Суд апелляционной инстанции иск удовлетворил По мнению суда, несоответствие видов разрешенного использования в договоре и в ЕГРН препятствует арендатору пользоваться земельным участком по назначению. Удовлетворение исковых требований будет направлено не на изменение ВРИ, а на приведение в соответствие с ЕГРН.
Суд кассационной инстанции такой подход поддержал.
Решение Коллегии
Коллегия отменила постановления апелляции и кассации, оставила решение суда первой инстанции в силе по следующим мотивам:
  • подобное изменение договора не должно приводить к нарушению публичных норм земельного законодательства о предоставлении участков, в частности в целях строительства. Законодательством установлен различный порядок предоставления земельных участков для целей строительства и для целей, не связанных со строительством;
  • подобное требование истца по сути направлено на обход закона (аналогичные выводы в Постановлении Президиума ВАС РФ от 25 июня 2013 г. № 1756/13, п. 19 Обзора судебной практики ВС РФ № 4 (2018)).
  • само по себе утверждение ПЗЗ и изменение сведений о видах разрешенного использования не влечет за собой обязанность собственника земельного участка изменять вид разрешенного использования на любой из указанных в правилах;
  • намерение арендатора как обладателя обязательственного права на использование земельного участка иным образом, чем установлено договором, не может ущемлять права собственника земельного участка.

7. Препятствия к приватизации земельного участка сельско-хозяйственного назначения

Вывод: нахождение на испрашиваемом к приватизации земельном участке газопровода и лесополосы может быть признано препятствием к приватизации на основании подп. 9 п. 2 ст. 39.3 ЗК РФ в том случае, если доказано их нахождение именно на испрашиваемом участке надлежащими доказательствами.
(Определение ВС РФ от 30 января 2020 г. № 308-ЭС19-18279 по делу № А32-8856/2018)
Обстоятельства дела:
Арендатор и Администрация (Краснодарский край) заключили договор аренды земельного участка сельскохозяйственного назначения на 25 лет.
С целью приобретения земельного участка в собственность арендатор обратился с в департамент заявлением об утверждении на кадастровом плане территории схемы земельного участка, образуемого из арендованного участка, которое было удовлетворено.
Когда арендатор обратился с заявлением о предоставлении выделенного земельного участка в собственность без проведения торгов на основании подп. 9 п. 2 ст. 39.3 ЗК РФ, ему было отказано, поскольку отсутствуют доказательства тождественности испрашиваемого земельного участка первоначально предоставленному; кроме того, на земельном участке запланировано строительство газопровода; находится водный объект — безымянная балка.
Судебные акты
Суд первой инстанции признал решение департамента законным: суд установил наличие водного объекта; частично лесополосы; запланированное строительство газопровода.
Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и признал решение департамента незаконным:
  • по мнению суда апелляционной инстанции, водный объект по смыслу водного законодательства отсутствует: речь идет о незначительном понижении рельефа местности, в котором при сильных атмосферных осадках может накапливаться вода; углубления, впадины и другие признаки русел водотоков или чаш водоемов отсутствуют;
  • на испрашиваемом земельном участке отсутствует лесополоса, газопровод и линии электропередач: арендатор предварительно осуществил работу по выделению части земельного участка, не занятого этими объектами.
Суд округа оставил решение суда первой инстанции в силе.
Решение Коллегии
Коллегия отменила судебные акты и направила дело на новое рассмотрение, дав следующие указания:
  • в отношении планируемого строительства газопровода «Южный поток»: суды первой инстанции и округа посчитали факт подтвержденным на основании фрагмента схемы территориального планирования района. Суд апелляционной инстанции, напротив, сделал вывод, что представленный фрагмент схемы недостаточен. Вместе с тем необходимо проверить представленный фрагмент схемы муниципального района с точки зрения положений ГрК РФ на соответствие Схеме территориального планирования Российской Федерации в области трубопроводного транспорта, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 5 апреля 2015 г. № 816-Р.
  • в отношении лесополосы: суды первой и кассационной инстанций установили наличие лесополосы на основании пояснительной записки к материалам к обследованию спорного участка. Суды посчитали, что лесополосы, которые не предназначены для сельскохозяйственного использования, являются элементами мелиоративной системы, предназначенными для использования неограниченного круга лиц, включая смежных землепользователей, поэтому не могут быть переданы в частную собственность. Неверен и вывод суда апелляционной инстанции, что в границах истребуемого земельного участка отсутствует лесополоса.
В действительности в материалах дела отсутствуют документы, позволяющие определенно установить наличие или отсутствие на участке защитных лесных насаждений, которые являются элементами агролесомелиоративной системы по смыслу ст. 7 Закона о мелиорации.
Коллегия разъяснила, что представленная пояснительная записка не является таким документом, поскольку подписана только специалистом «Кубаньземконтроль», без указания местоположения и площади лесополос; в самом акте сведения о наличии лесополос на участке отсутствуют.
В связи с этим дело направлено на новое рассмотрение для установления следующих обстоятельств: предусмотрено ли документами территориального планирования размещение газопровода; имеются ли лесные насаждения.

IV.  Споры с государственными органами

8. ФАС России: полномочия при вынесении предупреждения

Вывод: антимонопольный орган не вправе при вынесении предупреждения требовать перечисления в бюджет дохода, полученного вследствие нарушения антимонопольного законодательства.
(Определение ВС РФ от 17 января 2020 г. № 309-ЭС19-19206 по делу № А76-17497/2018)
Обстоятельства дела:
«Ингосстрах» выиграл электронный аукцион на оказание услуг по предоставлению полисов ОСАГО МУП «УАТ», снизив цену за счет установления тарифов на страхование транспортных средств с нарушением Указания Банка России от 19 сентября 2014 г. № 3384-У.
Челябинский УФАС России усмотрел в действиях «Ингосстраха» нарушение ст. 14.8 Закона о конкуренции и выдал компании предупреждение, содержавшее в том числе требование об уплате в бюджет суммы, равной причитающейся «Ингосстраху» по муниципальному контракту.
«Ингосстрах» подал иск по признании предупреждения УФАС России незаконным.
Судебные акты
Суд первой инстанции предупреждение УФАС России посчитал законным.
Суды апелляционной и кассационной инстанций признали предупреждение недействительным в части обязания перечислить в бюджет доход, полученный вследствие нарушения антимонопольного законодательства, исходя из его несоответствия в указанной части Закону о защите конкуренции.
Решение Коллегии
Коллегия согласилась с выводами судов апелляционной и кассационной инстанций, указав следующее:
  • предупреждение антимонопольного органа о прекращении действий, содержащих признаки нарушения антимонопольного законодательства, выдается до возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства и устанавливает наличие в действиях субъекта лишь признаков правонарушения;
  • применение меры ответственности в виде возложения на лицо обязанности перечислить доход в федеральный бюджет не согласуется с целями выдачи предупреждения (не направлено на устранение причин и условий, способствовавших возникновению нарушения, и устранение последствий такого нарушения) и противоречит положениям подп. «к» п. 2 ч. 1 ст. 23, ст. 39.1 Закона о защите конкуренции.


9. 9. ФТС России: исчисление срока на обжалование действий таможенного органа.

Вывод: при разрешении вопроса о соблюдении срока подачи жалобы во внимание должен приниматься как момент появления предмета обжалования — решения ФТС России, так и момент возникновения оснований обжалования — нарушения или угрозы нарушения прав и законных интересов участника ВЭД таким решением.
(Определение ВС РФ от 22 января 2020 г. № 305-ЭС19-17000 по делу № А40-186916/2018)
Обстоятельства дела:
Компания в 2013 году ввезла в РФ смеси пальмового и тропических масел на основании внешнеторгового контракта с Малазийской компанией.
После выпуска товаров таможня осуществила контрольные процедуры и приняла решение о классификации товаров по Единой товарной номенклатуре ВЭД ЕЭС.
Изменение классификационного кода в сравнении с кодом, указанным в декларациях при ввозе, повлекло доначисление таможенных платежей, в связи с чем ФТС России в 2016 году направила компании требования об уплате таможенных платежей.
В свою очередь компания направила в ФТС России жалобу, мотивируя ее тем, что трехгодичный срок принудительного взыскания доначислений истек. ФТС России отказала в жалобе в связи с несоблюдением трехмесячного срока на обжалование бездействия таможни и заявления о восстановлении пропущенного срока для обжалования.
В связи с этим компания обратилась с иском о признании отказа незаконным и обязании ФТС России исключить незаконно сформированную задолженность.
Судебные акты
Суды трех инстанций отказали в иске, указав, что компания пропустила трехмесячный срок обжалования решений ФТС России, исчислив данный срок с момента получения компанией требования в 2016 году.
Решение коллегии
В данном случае предметом обжалования выступали не требования 2016 года об уплате таможенных платежей, а действия ФТС России, которая продолжила учитывать имеющуюся у общества задолженность как подлежащую погашению.
Компания узнала, что долг по таможенным платежам продолжает учитываться как текущий из письма 2018 года, после того, как внесенные компанией авансовые платежи и образующиеся переплаты по таможенным платежам фактически стали засчитываться в счет погашения задолженности по требованиям от 2016 года.
Таким образом, компания не могла узнать о нарушении своего права ранее 2018 года и не могла обратиться за защитой ранее.
Дело направлено на новое рассмотрение.

10. ФТС России: включение объекта интеллектуальной собственности в ТРОИС

Вывод: внесение информации об объекте интеллектуальной собственности в ТРОИС является превентивной мерой, в связи с этим оно возможно и до нарушения права в виде ввоза контрафакта.
(Определение ВС РФ от 22 января 2020 г. № 305-ЭС19-17108 по делу № А40-241863/2018)
Обстоятельства дела:
Общество обратилось в ФТС России с заявлением о включении в ТРОИС товарного знака.
ФТС России заявление возвратила в связи с отсутствием в нем сведений о товарах, ввезенных на территорию РФ и обладающих признаками контрафакта. По мнению Службы, такие сведения необходимы, поскольку будут приняты меры, связанные с приостановлением срока выпуска товаров, обладающих признаками контрафакта.
Судебные акты
Суды трех инстанций признали решение ФТС России законным, указав, что обращение в ФТС России для включения товарного знака в ТРОИС возможно только при наличии достоверной и достаточной информации о реальном нарушении прав владельца товарного знака при таможенном оформлении товара.
Решение коллегии
Коллегия отменила судебные акты и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее:
  • административным регламентом ФТС России установлен заявительный характер процедуры, введенной для оперативного пресечения фактов ввоза на территорию России контрафакта;
  • толкование п. 25 Административного регламента ФТС России как предписывающего предоставлять вместе с заявлением сведения об уже свершившихся фактах нарушения прав правообладателя неверно, поскольку не соответствует цели мер, предусмотренных главой 57 Закона № 289-ФЗ. В противном случае ТРОИС будет связан лишь с фактами уже свершившихся правонарушений, что в свою очередь противоречит нормативному регулированию и лишает смысла ведение ТРОИС как средства, способствующего выявлению и оперативному пресечению правонарушений и защиты прав правообладателей.
Дело направлено на новое рассмотрение.

11. ФНС России: расчет земельного налога в случае утверждения новых результатов государственной кадастровой оценки

Вывод: если к наступлению налогового периода утверждены и опубликованы новые размеры кадастровой стоимости земельных участков, улучшающих положение налогоплательщика, именно они должны приниматься при расчете земельного налога.
(Определение ВС РФ от 28 января 2020 г. № 303-ЭС19-11712 по делу № А51-17532/2018)
Обстоятельства дела:
На основании постановления от 30 декабря 2010 г. о результатах государственной кадастровой оценки земель инспекция направила в адрес предпринимателя налоговое уведомление о пересчете земельного налога на 2016 год.
По мнению предпринимателя, земельный налог за 2016 год должен был быть исчислен на основании кадастровой стоимости, утвержденной постановлением от 14 декабря 2015 г. № 5-п.
Судебные акты
Суды трех инстанций признали решение инспекции законным, поскольку постановление от 14 декабря 2015 г. № 5-п, на которое ссылается предприниматель, было опубликовано 16 декабря 2015 г. и вступило в силу 16 января 2016 г., соответственно, на основании ст. 391, 393, п. 14 ст. 396 НК РФ подлежало применению с 1 января 2017 г.
Доводы предпринимателя, что указанным постановлением 2015 г. кадастровая стоимость была снижена, отклонены, поскольку оно не содержит положений об обратной силе нормативного акта для целей налогообложения.
Решение коллегии
Коллегия отменила судебные акты, сформулировав следующие выводы:
  • положения ст. 5 НК РФ, определяющие применение актов законодательства о налогах и сборов не ранее 1-го числа очередного налогового периода, не препятствуют применению уменьшенной кадастровой стоимости;
  • коллегия полагает, что при исчислении земельного налога за 2016 год в отношении спорных земельных участков подлежало применению постановление от 14 декабря 2015 г., опубликованное 16 декабря 2015 г. и вступившее в силу 1 января 2016 г. — с даты вступления в силу, предусмотренной в п. 4 этого постановления, как улучшающее положение налогоплательщика.
Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции для установления действительного размера налоговых обязательств предпринимателя с учетом изложенной правовой позиции.

12. Государственная жилищная инспекция: основания аннулирования лицензии по управлению многоквартирными домами

Вывод: формальное отсутствие в реестре сведений об управляемых домах более шести месяцев не дает права жилищной инспекции на аннулирование лицензии в судебном порядке. Такое аннулирование возможно в случае совершения лицензиатом противоправного поведения, в результате которого сведения об управляемых домах исключаются из реестра более чем на шесть месяцев.
(Определение ВС РФ от 30 января 2020 г. № 306-ЭС19-17580 по делу № А57-18110/2018)
Обстоятельства дела:
Общество имело лицензию на осуществление предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными домами, выданную на пять лет.
В связи с отсутствием в реестре лицензий Саратовской области сведений об управлении обществом многоквартирными домами за период с 11.01.2018 по 17.07.2018, жилищная инспекция обратилась с иском об аннулировании лицензии общества.
Судебные акты
Суды трех инстанций удовлетворили иск на основании ч. 2 ст. 199 ЖК РФ в редакции Закона от 31 декабря 2017 г. № 485-ФЗ, Постановления Пленума ВАС РФ от 2 июня 2004 г. № 10, исходя из отсутствия сведений в реестре, а также непредставления доказательств заключения обществом договоров на управление многоквартирными домами или проведения собраний жильцов с целью заключения договора.
Решение Коллегии
Коллегия отменила судебные акты и указала:
  • положения ЖК РФ о лицензировании имеют приоритет над нормами Закона о лицензировании в рассматриваемой сфере отношений;
  • часть 2 ст. 199 ЖК РФ действительно предоставляет право обратиться с иском об аннулировании лицензии — что следует из формулировки «а также отсутствие в течение шести месяцев в реестре лицензий… сведений о многоквартирных доках, деятельность по управлению которыми осуществляет лицензиат».
Вместе с тем толковать данную норму следует иначе: аннулирование лицензии допустимо в частности для случаев, когда из-за противоправного поведения лицензиата исключаются сведения о многоквартирных домах из реестра лицензий субъекта Российской Федерации, в результате чего в реестре лицензий субъекта РФ отсутствуют в течение шести месяцев сведения о многоквартирных домах, деятельность по управлению которыми осуществляет лицензиат.
Данное толкование сформировано коллегией исходя из цели внесения изменения данную норму, что следует из пояснительной записки к Закону № 485-ФЗ.
В данном случае сведения о совершении противоправных действий отсутствуют. В таком случае аннулирование лицензии не отвечает требованиям справедливости, является явно несоразмерным.
Коллегия приняла новый судебный акт: в иске отказать.

13. Минтруд России: предоставление субсидий

Вывод: требование соблюдения такого условия предоставления субсидии из федерального бюджета, как необходимость соблюдения уровня софинансирования за счет средств субъекта РФ, распространяется только на отношения, возникающие при составлении и исполнении федерального бюджета и бюджета субъектов Российской Федерации начиная с бюджета на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов. Пункт 16 постановления Правительства РФ от 1 декабря 2015 г. № 1297 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации "Доступная среда" на 2011—2020 годы» применяется при формировании бюджета, если субъект Российской Федерации не может выделить для выполнения программы денежные средства в нужном количестве.
(Определение ВС РФ от 20 января 2020 г. № 306-ЭС19-11694 по делу № А12-23635/2018)
Обстоятельства дела:
Администрация Волгоградской области и Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации в 2016 году заключили соглашение о предоставлении из федерального бюджета субсидии на софинансирование расходов на реализацию мероприятий в сфере обеспечения доступности приоритетных объектов и услуг в приоритетных сферах жизнедеятельности инвалидов и других маломобильных групп населения. Управление казначейства провело проверку соблюдения комитетом условий софинансирования из областного бюджета расходных обязательств, на выполнение которых предоставлялась субсидия. Казначейство пришло к выводу о наличии нарушения условий соглашения, которое выразилось в необеспечении уровня софинансирования расходных обязательств за счет средств бюджета субъекта РФ, что привело к перерасходу средств субсидии из федерального бюджета. Управление Казначейства вынесло представление комитету об устранении допущенного нарушения.
Комитет обратился в суд с заявлением о признании недействительным представления казначейства. Суды признали представление недействительным на том основании, что у комитета отсутствовало обязательство по соблюдению уровня софинансирования расходного обязательства субъекта РФ.
Решение коллегии
Коллегия указала, что Правила формирования, предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на момент заключения соглашения о предоставлении субсидии не предусматривали включение в соглашение условия софинансирования за счет средств субъекта РФ. Такое условие было внесено в Правила № 999 постановлением Правительства РФ от 11 декабря 2017 г. № 1519, действие которого распространяется на отношения, возникающие при составлении и исполнении федерального бюджета и бюджета субъектов Российской Федерации, начиная с бюджета на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов.
Судебная коллегия пришла к выводу, что Правила № 999 от 11 декабря 2017 г. не могут быть применены к соглашению о предоставлении субсидии, заключенном в 2016 году. Также существующими нормативными правовыми актами не установлена необходимость соблюдения уровня софинансирования и ответственность за его нарушение. А пункт 16 постановления № 1297 не применяется на стадии исполнения бюджетного обязательства.
Коллегия согласилась с выводами нижестоящих судов о соблюдении комитетом условия предоставления субсидия из федерального бюджета и оставила принятые ими акты без изменений.

14. Минобрнауки России: предоставление субсидий

Вывод: одним из условий предоставления субсидии из федерального бюджета бюджетам субъектов РФ на предоставление жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из их числа по договорам найма специализированных жилых помещений является условие, касающееся соблюдения уровня софинансирования из бюджета субъекта РФ.
(Определение ВС РФ от 20 января 2020 г. № 306-ЭС19-11845 по делу № А12-30187/2018)
Обстоятельства дела:
В целях предоставления субсидии между Министерством образования и науки Российской Федерации и Администрацией Волгоградской области заключено соглашение о предоставлении субсидии от 8 апреля 2016 г. № 07. Управление Федерального казначейства по Волгоградской области на основании приказа провело проверку соблюдения комитетом строительства условий софинансирования из областного бюджета расходных обязательств Волгоградской области, на выполнение которых предоставлялась субсидия.
Казначейство пришло к выводу о наличии нарушения условий соглашения, которое выразилось в необеспечении уровня софинансирования расходных обязательств за счет средств бюджета субъекта РФ, что привело к перерасходу средств субсидии из федерального бюджета. Управление Казначейства вынесло представление комитету об устранении допущенного нарушения.
Комитет обратился в суд с заявлением о признании недействительным представления казначейства. Суды признали представление недействительным на том основании, что у комитета отсутствовало обязательство по соблюдению уровня софинансирования расходного обязательства субъекта РФ. Порядок расходования бюджетных средств субсидии не установлен. Специальные предписания комитету об исполнении расходных обязательств в соглашении не содержатся.
Решение коллегии
Верховный Суд РФ указал, что приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 31 марта 2016 г. № 342 на 2016 год был установлен уровень софинансирования расходного обязательства субъекта Российской Федерации за счет субсидии из федерального бюджета бюджету субъекта Российской Федерации на предоставление жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из их числа по договорам найма специализированных жилых помещений для субъектов Российской Федерации, в бюджетах которых доля дотаций из федерального бюджета в течение двух из трех последних отчетных финансовых лет превышала 40% объема собственных доходов консолидированного бюджета субъекта Российской Федерации, — в размере 95%, для Республики Крым и города федерального значения Севастополя, — в размере 100%, для остальных субъектов Российской Федерации —- в размере 70%.
Также соглашением о предоставлении субсидии была предусмотрена обязанность получателя субсидии по обеспечению софинансирования расходного обязательства субъекта Российской Федерации.
Верховный Суд РФ пришел к выводу, что судами не применены нормы права, подлежащие применению, неполно исследованы обстоятельства дела, что является основанием для отмены оспариваемых судебных актов и направления дела на новое рассмотрение.

V. Процессуальные вопросы

15. Подсудность спора по месту исполнения договора (СНГ)

Вывод: подсудность спора, вытекающего из внешнеэкономической сделки, поставлена в зависимость от места исполнения основного обязательства.
Данный кейс примечателен тем, что ранее не существовало практики уровня Верховного Суда РФ, когда суд при применении ст. 247 АПК РФ учитывал бы правила Инкотермс 2010.
(Определение ВС РФ от 21 января 2020 г. № 305-ЭС19-12690 по делу № А40-227636/2018)
Обстоятельства дела:
Российское общество обратилось Арбитражный суд г. Москвы с иском к обществу, зарегистрированному в Казахстане, о взыскании задолженности по договору поставки.
Судебные акты
Суд первой инстанции прекратил производство по делу, с чем согласились суды апелляционной и кассационной инстанций, по следующим мотивам:
  • ответчик является иностранным юридическим лицом, зарегистрированным в Казахстане;
  • конечной точкой поставки товара является город Астана;
  • место исполнения договоров в целом не определено;
  • договорная подсудность сторонами не установлена.
Решение коллегии
Коллегия ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих судов и направила дело в суд первой инстанции для рассмотрения по существу, поскольку:
  • спор возник в связи с неисполнением договорных обязательств по внешнеэкономической сделке, сторонами которой являются юридические лица разных государств;
  • критерием по Киевскому соглашению, регулирующему компетенцию судов стран СНГ, при наличии которого дело может быть рассмотрено российским судом является место исполнения обязательства из договора;
  • Суд истолковал понятие «место исполнения договора» как место передачи товара от поставщика перевозчику согласно условиям поставки FCA Инкотермс 2010. То есть выбирая FCA, стороны согласовали, что обязательства поставщика будут считаться исполненными с момента погрузки товара на транспортное средство перевозчика;
  • погрузка была осуществлена в г. Москве, соответственно, г. Москва является местом исполнения обязательства по договору. Местом исполнения денежного обязательства покупателя также являлся г. Москва (место нахождения банка продавца).

16. Исполнение решения иностранного суда

Вывод: при определении наличия имущества должника на территории России судам следует оказывать содействие кредитору в поиске соответствующей информации. Помимо информации из ГИБДД и Росреестра, суды должны также запросить информацию из налоговых органов о счетах должника в российских банках.
(Определение ВС РФ от 20 января 2020 г. № 305-ЭС19-17404 по делу № А40-45916/2018)
Обстоятельства дела:
Решением суда федеральной земли г. Вены в ноябре 2016 года был удовлетворен иск Сергея Леликова (РФ) о взыскании с Маргариты Майр-Тельяновой (Вена) задолженности по договору займа.
Сергей обратился в Мосгорсуд с заявлением о принудительном исполнении решения иностранного суда. Мосгорсуд отказал, поскольку решил, что стороны данного спора являются предпринимателями, спор связан с их коммерческими отношениями.
Сергей обратился в Арбитражный суд г. Москвы, который также ему отказал, поскольку Маргарита не обладает статусом индивидуального предпринимателя. Суд указал, что отсутствуют доказательства наличия у должника имущества на территории Российской Федерации. Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили определение суда первой инстанции в силе.
Решение коллегии
Коллегия ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих судов, поскольку:
  • арбитражные суды не учли Определение Мосгорсуда, в результате чего сложилась ситуация, когда Леликову отказали и в суде общей юрисдикции, и в арбитражном суде, что является нарушением права на судебную защиту, споры о компетенции между судами не допускаются;
  • Леликов в первой инстанции заявлял ходатайства об истребовании доказательств, чтобы найти имущество должника на территории России, однако суд «не принял максимально возможных мер по истребованию таких доказательств, ограничившись сведениями из реестра недвижимости и реестра транспортных средств» — не направил запросы в налоговые органы;
  • не был услышан довод Леликова о наличии у Маргариты денежных средств на счетах в банках, что было признано ответчиком.
Дело направлено на новое рассмотрение.

17. Соблюдение досудебного порядка рассмотрения страхового спора

Вывод: к спорам страховых компаний о взыскании убытков в порядке суброгации не применяется требования о досудебном рассмотрении спора комиссией профессиональных страховщиков.
(Определение ВС РФ от 22 января 2020 г. №305-ЭС19-18126 по делу № А40-69304/2019)
Обстоятельства дела:
АО «Согаз» обратилось с иском к ПАО «Ингосстрах» о взыскании убытков в порядке суброгации.
Арбитражный суд г. Москвы вернул иск, не усмотрев в исковом заявлении соблюдение п. 5.1 ст. 14.1 Закона об ОСАГО (спор о возмещении страховщиком, который застраховал ответственность лица, причинившего вред, рассматривается комиссией, образованной профессиональным объединением страховщиков).
Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили определение в силе.
Решение коллегии
Коллегия указала, что к спорным правоотношения не применяется Закон об ОСАГО и направила дело в суд первой инстанции для разрешения вопроса о принятии иска к производству.

18. Полномочия суда кассационной инстанции

Вывод: суд округа не вправе пересматривать фактические обстоятельства дела.
(Определение ВС РФ от 27 января 2020 г. № 307-ЭС19-14275 по делу № А56-112474/2017)
Обстоятельства дела:
Между клиентом и экспедитором заключен договор на оказание транспортно-экспедиционных услуг.
В отношении спорной поставки стороны согласовали поручение экспедитору с исполнением определенным водителем на определенном автомобиле, что было подтверждено экспедитором.
Поскольку груз не был доставлен получателю, часть возмещения клиент получил у страховой компании, за возмещением непокрытой части убытка обратился с иском к экспедитору.
Судебные акты
Суды первой и апелляционной инстанций установили факт утраты груза, удовлетворили иск.
Суд округа отменил судебные акты и не признал наличие оснований для возложения на экспедитора ответственности за утрату груза: по мнению суда кассационной инстанции, указание водителя в поручении, прием груза этим водителем не подтверждает факт принятия груза экспедитором (поскольку не представлена его доверенность).
Решение коллегии
Коллегия отменила постановление округа, решение суда первой инстанции и постановление апелляции оставила в силе:
  • коллегия в очередной раз напомнила об отсутствии у суда кассационной инстанции права на переоценку фактических обстоятельств оказания услуг,
  • поскольку отсутствует мотивированный отказ от исполнения поручения клиента и, напротив, информировании клиента о перевозящем груз водителе, экспедитор не вправе ссылаться на перевоз груза сторонним лицом;
  • поскольку полномочное лицо экспедитора довело до клиента информацию о неприбытии груза, экспедитор не вправе ссылаться на отсутствие доказательств утраты груза.
Кроме того, коллегия дала разъяснение по процессуальному вопросу соблюдения досудебного порядка разрешения спора: поскольку страховая компания вступила в дело в качестве соистца позже, коллегия посчитала соблюденным претензионный порядок, так как первоначальный истец (клиент) направлял претензию на всю сумму.

VI. Споры в делах о банкротстве

19. Включение требований в реестр кредиторов банка

Вывод: после отзыва лицензии и введения в отношении банка конкурсного производства осуществление банковской деятельности становится невозможным, в связи с чем требование клиента банка по сути является требованием о возврате остатка денежных средств на счете.
(Определение ВС РФ от 10 января 2020 г. № 305-ЭС17-16841(61) по делу № А40-31573/2016)
Обстоятельства дела:
У банка отозвана лицензия на осуществление банковских операций и назначена временная администрация по управлению кредитной организацией.
До отзыва лицензии компания перечислила своему генеральному директору ежегодную премию, причем и компания, и директор были клиентами банка.
АСВ отказалось включать требования компании в реестр кредиторов банка, так как на момент совершения упомянутой операции банк вследствие недостаточности денежных средств на корреспондентских счетах не имел возможности обеспечить их оборотоспособность; остатки средств на счетах представляли собой лишь технические записи и не обладали свойством реальных денег, обозначая только размер обязательств банка. Таким образом, по мнению АСВ, денежные средства со счета компании на счет директора фактически не поступили.
Нижестоящие суды поддержали позицию конкурсного управляющего.
Решение коллегии
Верховный Суд РФ не согласился с такой позицией и отметил, что в результате банковских проводок, осуществленных в отношении клиентов банка без использования корреспондентского счета кредитной организации, произведена запись о пополнении счета директора. По сути, данные действия подтверждают, что компания уступила, а директор как владелец счета приобрел требование к банку на соответствующую сумму.
После отзыва лицензии и введения в отношении банка конкурсного производства осуществление банковской деятельности стало невозможным, в связи с чем требование компании по сути является требованием о возврате остатка денежных средств на счете.
Коллегия отправила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

20. Исполнительский иммунитет в делах о банкротстве граждан

Вывод: помещение, в отношении которого предоставляется исполнительский иммунитет, определяется исходя из необходимости как удовлетворения требований кредиторов, так и защиты конституционного права на жилище супругов-должников и членов их семьи.
(Определение ВС РФ от 23 января 2020 г. № 308-ЭС19-18381 по делу № А53-31352/2016)
Обстоятельства дела:
В.К. Базиян в рамках своего банкротного дела обратился в суд с заявлением об исключении из конкурсной массы принадлежащей ему на праве собственности квартиры площадью 51 кв. м в Новочеркасске (новочеркасская квартира). Суды отказали в удовлетворении такого требования.
Супруги Базиян заключили брачный договор, по условиям которого, в частности, недвижимое имущество, нажитое супругами во время брака, является собственностью того супруга, на имя которого оно приобретено. Брачный договор судами недействительным не признавался.
Вскоре после этого супруга должника приобрела квартиру, расположенную в центре Москвы, площадью 312,8 кв. м (московская квартира).
После возбуждения дела о банкротстве В.К. Базияна его жена подарила московскую квартиру сыну. Договор дарения признан недействительным (заключен с противоправной целью — воспрепятствовать обращению взыскания на квартиру по требованию банка).
В ходе дела о банкротстве выявлено только одно жилое помещение, принадлежащее должнику на праве собственности — новочеркасская квартира.
В.К. Базиян подал заявление об исключении данной квартиры из конкурсной массы, ссылаясь на то, что эта квартира является единственным пригодным для постоянного проживания должника помещением.
Суды не удовлетворили требование Базияна, так как отсутствовали доказательства фактического проживания должника в новочеркасской квартире.
Решение коллегии
Верховный Суд РФ указал, что суды не учли следующее: по сути, суды позволили обратить взыскание на новочеркасскую квартиру, что исключает обращение взыскания на московскую квартиру.
Нижестоящие суды не учли, что В.К. Базиян мог быть заинтересован в том, чтобы квартира жены была освобождена от притязаний банка и по этой причине не представлять доказательства фактического проживания в г. Новочеркасске.
Для правильного разрешения такого обособленного спора, по сути являющегося спором об определении квартиры, защищенной исполнительским иммунитетом, суду первой инстанции следовало привлечь к его разрешению всех заинтересованных лиц — В.К. Базияна, его супругу и их сына (детей), кредиторов каждого из супругов, установить, кто из членов семьи обладал правом пользования той или иной квартирой, и лишь после этого определить помещение, в отношении которого предоставляется исполнительский иммунитет, исходя из необходимости как удовлетворения требований кредиторов, так и защиты конституционного права на жилище супругов-должников и членов их семьи.
Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации указал, что федеральному законодателю надлежит внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство на случай, когда недвижимость явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности гражданина-должника и членов его семьи в жилище, а также предусмотреть для таких лиц гарантии сохранения жилищных условий, необходимых для нормального существования. Однако до настоящего времени новое регулирование федеральным законодателем не установлено, правила обмена роскошного жилья на необходимое не выработаны, критерии определения последнего не закреплены.

21. Квалификация договора простого товарищества

Вывод: суды должны самостоятельно определять природу договора исходя из его содержания и фактических взаимоотношений сторон, даже если ранее он был предметом рассмотрения в арбитражном суде по иному спору.
(Определение ВС РФ от 30 января 2020 г. № 305-ЭС19-20516 по делу № А40-217303/2016)
Обстоятельства дела:
В рамках дела о банкротстве рассматривалось заявление о включении требований в реестр кредиторов.
В 1996 году должник заключил с Правительством Москвы два инвестиционных договора, направленных на строительство жилых комплексов. Позднее был заключен договор между должником и коммандитным товариществом о реализации инвестиционного проекта на соответствующих земельных участках. По условиям данного договора товарищество получило право привлекать денежные средства от участников строительства.
Впоследствии в отношении должника возбуждено дело о банкротстве. Полагая, что на должнике лежит обязанность передать оплаченную квартиру и одно машино-место, заявитель (участник строительства) обратился в арбитражный суд с заявлением о включении денежных требований в реестр.
Нижестоящие суды указали, что должник солидарно отвечает по обязательствам товарищества перед кредиторами последнего по договорам инвестиционных вкладов, предусматривающих передачу квартир в спорных жилых домах. Требование включено в реестр.
Решение коллегии
Верховный Суд РФ не согласился с такой позицией.
Квалифицируя данный договор в качестве договора простого товарищества, суды сослались исключительно на то обстоятельство, что правовая природа договора уже установлена в решении Арбитражного суда города Москвы.
Однако суды не учли, что на протяжении последних более чем 10 лет как арбитражные суды, так и суды общей юрисдикции рассматривали ряд дел, связанных с правоотношениями по строительству спорных жилых домов, в рамках которых названный договор получал иную квалификацию.
Кроме того, установлено, что спорный договор не являлся договором простого товарищества, в связи с чем должник не отвечает солидарно по обязательствам коммандитного товарищества.
Спор отправлен на новое рассмотрение.

22. Оспаривание сделок в делах о банкротстве граждан

Вывод: во взыскании убытков с арбитражного управляющего будет отказано, если кредитор сам проявил нерасторопность и не предпринял попытки по возбуждению процедуры банкротства в отношении должника для оспаривания сделок, приведших к неплатежеспособности должника
(Определение ВС РФ от 29 января 2020 г. № 308-ЭС19-18779(1,2) по делу № А53-38570/2018)
Обстоятельства дела:
Кредитор обратился с иском о взыскании убытков с арбитражного управляющего.
В удовлетворении иска отказано в связи с недоказанностью как противоправности в бездействии арбитражного управляющего, так и причинной связи между убытками кредитора и деятельностью арбитражного управляющего. В апелляции решение отменено.
А.И. Крымов (имевший статус индивидуального предпринимателя) получил от В.А. Попова по договорам займа 12 620 000 руб., однако займы не вернул.
После получения займа А.И. Крымов продал своим родственникам и иным лицам 14 объектов недвижимого имущества за 4 185 000 руб., в то время как их рыночная стоимость составляла 18 571 000 руб. Сведения о получении должником денежных средств за отчужденное имущество не представлены.
Возбуждено дело о банкротстве Крымова.
В.А. Попов в ходе процедуры банкротства А.И. Крымова неоднократно обращался к арбитражному управляющему с просьбой оспорить сделки по отчуждению А.И. Крымовым 14 объектов недвижимости, указывая на них как на причины, повлекшие банкротство должника.
Управляющий сделки не оспорил, так как они были совершены за пределами срока оспоримости. При этом должник не освобожден от исполнения требований кредиторов, поскольку отчуждение должником своего имущества в преддверии наступления срока возвращения займов признано умышленным выводом активов во избежание обращения на них взыскания и, соответственно, злоупотреблением правом.
Решение коллегии
Верховный Суд РФ поддержал суд первой инстанции и отказал во взыскании убытков с арбитражного управляющего.
По мнению коллегии, В.А. Попов имел возможность своевременно обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника, что позволило бы ему избежать последствий пропуска срока подозрительности сделок. Взысканием с арбитражного управляющего убытков истец по существу пытается переложить негативные последствия своей нерасторопности по истребованию займов, предоставленных должнику.

23. Определение даты причинения вреда при привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности

Вывод: время совершения генеральным директором правонарушения должно определяться не моментом, с которого возникла просрочка в передаче документов, а действиями по доведению общества до несостоятельности.
(Определение ВС РФ от 30 января 2020 г. № 305-ЭС18-14622(4,5,6)) по делу № А40-208525/2015)
Обстоятельства дела:
Д.А. Каменский, будучи учредителем общества «Дистрибуция», а с 2015-го по 2017 г. — и генеральным директором, солидарно с другими лицами поручился за возвраты кредитов «Альфа-Банку». И Каменский, и ООО «Дистрибуция» признаны банкротами. Кроме того, Каменский привлечен к субсидиарной ответственности (непередача документов).
«Альфа-Банк» в деле о банкротстве Д.А. Каменского потребовал включить в реестр требований кредиторов должника задолженность в размере 316 929 251 руб. Впоследствии банк ходатайствовал о прекращении производства по данному требованию, поскольку, по его мнению, правонарушение Каменский совершил после возбуждения дела о его банкротстве, поэтому задолженность подпадала под режим текущих платежей.
Суды, квалифицировав обязательства Каменского как текущие, исходили из того, что конкурсное производство в отношении общества «Дистрибуция» открыто 27.12.2016, поэтому Каменский должен был передать документацию должника не позднее 09.01.2017. Не передав документы к этой дате, Каменский совершил вмененное ему правонарушение, чем причинил кредиторам общества убытки. В связи с тем, что в отношении Каменского дело о банкротстве возбуждено 09.11.2015, а обязательство по возмещению убытков возникло 09.01.2017, требования банка подпадают под режим текущих платежей и не подлежат рассмотрению в деле о банкротстве
Решение коллегии
Вывод судов, что вред причиняется в момент начала просрочки исполнения обязанности по передаче документов, судебная коллегия считает неправильным.
Вопреки выводам судов, правонарушение Каменского как контролирующего должника лица выразилось не в том, что он не передал бухгалтерскую и иную документацию должника конкурсному управляющему, а в его противоправных деяниях, повлекших за собой банкротство подконтрольного ему лица и, как следствие, невозможность погашения требований кредиторов.
Исходя из этого, время совершения Каменским правонарушения должно определяться не моментом, с которого у него возникла просрочка в передаче документов, а действиями по доведению им общества «Дистрибуция» до несостоятельности. Именно период совершения последних в соотнесении с датой возбуждения дела о банкротстве Каменского имеет определяющее значение для квалификации задолженности как реестровой или текущей, однако суды данный период не установили.

24. Оспаривание в банкротстве списания по исполнительному производству как сделки с предпочтением

Вывод: для оспаривания платежа, совершенного в течение шести месяцев до введения банкротства, требуется доказать факт осведомленности кредитора о наличии признаков неплатежеспособности. Формальное наличие на сайте ФССП России исполнительного производства, возбужденного самим взыскателем, таким доказательством не является.
(Определение ВС РФ от 23 января 2020 г. № 306-ЭС19-14691 по делу № А65-6839/18)
Обстоятельства дела:
Решением суда от 3 апреля 2017 г. с должника в пользу кредитора взыскана задолженность.
Возбуждено исполнительное производство, в период с 29 сентября 2017 г. по 17 августа 2018 г. в пользу кредитора взыскано 622 754,33 руб.
В отношении должника 2 марта 2018 г. введена процедура банкротства.
Платежи в рамках исполнительного производства осуществлялись в следующие сроки:
  • 1-й платеж в течение шести месяцев до возбуждения дела о банкротстве должника;
  • 2-й платеж в течение одного месяца до возбуждения дела о банкротстве должника;
  • 3-й платеж после возбуждения дела о банкротстве должника.
Финансовый управляющий обратился с заявлением об оспаривании всех трех платежей, поскольку у кредитора имелась информация о наличии признаков неплатежеспособности в силу наличия исполнительных производств на сайте ФССП России.
Суды трех инстанций заявление удовлетворили.
Решение коллегии
Коллегия отменила судебные акты и направила дело на новое рассмотрение, указав, что для оспаривания платежа, совершенного в течение шести месяцев до введения банкротства, нужно доказать факт осведомленности кредитора о наличии признаков неплатежеспособности. Исполнительное производство на сайте ФССП России было возбуждено самим кредитором, иных исполнительных производств не было. Судебные решения в пользу иных кредиторов были приняты позже. Таким образом, не доказана осведомленность кредитора, получившего предпочтение.

25. Субсидиарная ответственность всей семьи

Вывод: имущество, которое было выведено в пользу несовершеннолетних детей, может быть возвращено в конкурсную массу двумя способами: оспаривание договоров дарения как мнимых сделок, для чего должно быть проверено фактическое владение недвижимостью; применение мер ответственности, предусмотренных ст. 1064 ГК РФ, за совершение умышленных действий, направленных на невозможность получения удовлетворения требований кредиторами.
(Определение ВС РФ от 23 декабря 2019 г. № 305-ЭС19-13326 по делу № А40-131425/2016)
Обстоятельства дела:
В рамках банкротства ООО «Альянс» ФНС России заявила о привлечении к субсидиарной ответственности Вадима Самыловских, его жены Натальи Кириенко и их сыновей 17 и 22 лет.
Самыловских был генеральным директором и 100%-ным участником должника, через которого осуществлялась отмывание средств по государственным контрактам.
Суд первой инстанции привлек В. Самыловских к субсидиарной ответственности.
Суд апелляционной инстанции изменил решение суда первой инстанции и солидарно привлек к субсидиарной ответственности В. Самыловских и Н. Кириенко.
Кассация отменила апелляционное постановление и оставила в силе решение суда первой инстанции.
В кассационной жалобе, поданной в ВС РФ, ФНС России оспаривает отказ в привлечении к субсидиарной ответственности Н. Кириенко и ее сыновей.
Решение коллегии
Коллегия ВС РФ оставила в силе определение суда апелляционной инстанции о привлечении к ответственности В. Самыловских и Н. Кириенко, поскольку:
  • суд апелляционной инстанции установил соучастие Кириенко в совершении действий, приведших к банкротству, в том числе действий, направленных на вывод денежных средств из числа активов должника в пользу другого общества — она была генеральным директором того общества, на счета которого были выведены деньги;
  • суд отдельно отметил, что сами по себе факты наличия семейных отношений или замещение Кириенко должности главного бухгалтера в обществах, с которыми у должника были контракты на субподряд, не говорят о наличии соучастия;
  • однако совокупность фактов убедила суд, что действия супругов были согласованными.
Вопрос о привлечении к ответственности детей, которым родители подарили много дорогостоящего имущества, отправлен на новое рассмотрение, поскольку к несовершеннолетним детям контролирующих лиц неприменима презумпция контролирующего выгодоприобретателя в силу объективных особенностей отношений несовершеннолетних детей и их родителей.
Но родители могут использовать личности детей в качестве инструмента для сокрытия имущества от обращения на него взыскания, оформляя переход права собственности к детям лишь для вида (мнимая сделка).
Суд первой инстанции при новом рассмотрении должен проанализировать, были ли эти договоры дарения имущества детям мнимыми сделкам.

26. Исчисление периода подозрительности сделок при возбуждении второго дела о банкротстве

Вывод: при наличии нескольких последовательных дел о банкротстве, период подозрительности может рассчитываться исходя из сроков первого дела.
(Определение ВС РФ от 31 января 2020 г. № 305-ЭС19-18631(1,2) по делу № А40-188168/2014)
Обстоятельства дела:
Конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании недействительным договора о предоставлении отступного, заключенного между кондитерской фабрикой и физическим лицом (единственным участником общества).
Сделка признана недействительной, применена реституция в виде возврата в конкурсную массу должника имущественного комплекса кондитерской фабрики «Алладин».
Договор о предоставлении отступного был заключен в период процедуры наблюдения в рамках первого дела о банкротстве должника. Позднее должник погасил все требования кредиторов. Производство по делу было прекращено.
В 2014 году единственный участник после прекращения дела о банкротстве передал кондитерскую фабрику ООО «СитиЭндМолз» путем внесения ее в уставный капитал общества.
Супруга единственного участника сделку оспорила ввиду отсутствия ее согласия на распоряжение общей собственностью. Суды признали сделку недействительной.
В 2014 году возбуждено второе банкротное дело, в 2015 году кондитерская фабрика признана банкротом.
Конкурсный управляющий в новом банкротном деле обращается в суд с заявлением о признании этого же договора о предоставлении отступного недействительным, так как в рамках первого дела о банкротстве сделка причинила вред имущественным правам кредиторов, которые не успели включиться в реестр до прекращения банкротного дела.
Решение коллегии
Верховный Суд РФ установил, что ключевым мотивом принятия решения о погашении реестровых требований для единственного участника выступила угроза признания отступного недействительным, именно во избежание соответствующих рисков он предпринял действия, направленные на прекращение первого дела о банкротстве.
На момент прекращения производства по первому банкротному делу существовали кредиторы, которые не успели включиться в реестр до прекращения производства по делу. Позднее это привело к возбуждению нового банкротного дела.
Коллегия пришла к интересному выводу: второе дело о банкротстве является фактически продолжением первого, а потому в данной ситуации к сделке о передаче имущества в порядке отступного может быть применен период подозрительности, исчисляемый исходя из первого дела.
Сделка признана недействительной, постановление кассационной инстанции оставлено без изменения.

27. Принятие обеспечительных мер в обеспечение заявления о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности

Вывод: для принятия обеспечительных мер заявителю достаточно подтвердить наличие разумных подозрений возникновения обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 90 АПК РФ.
(Определение ВС РФ от 16 января 2020 г. № 305-ЭС19-16954 по делу № А40-168999/2015)
Обстоятельства дела:
В рамках банкротства ПАО «Тайм Банк» по заявлению АСВ вынесено определение о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, производство в части определения размера ответственности приостановлено до окончания расчетов с кредиторами.
АСВ обратилось с заявлением о принятии обеспечительных мер в отношении имущества должников.
Суды отказали в принятии обеспечительных мер, указав, что не доказана недобросовестность, что заявители не доказали недобросовестность контролирующих лиц.
Решение коллегии
Коллегия отменила судебные акты и удовлетворила заявление о принятии обеспечительных мер по следующим мотивам:
  • отказав агентству в принятии обеспечительных мер, суды по сути признали необходимым подтверждение с высокой степенью достоверности фактов совершения ответчиками действий, направленных на отчуждение принадлежащего им имущества, или приготовления к совершению такого рода действий;
  • однако для применения обеспечительных мер истцу достаточно подтвердить наличие разумных подозрений возникновения обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 90 АПК РФ;
  • отказ судов в применении названных мер со ссылкой лишь на то, что доводы агентства носят предположительный характер, ошибочен;
  • в данном деле установлены основания для привлечения указанных лиц к субсидиарной ответственности;
  • в отношении Бутенко отказано в принятии обеспечительных мер, потому что «размер вреда, причиненного его действиями, является незначительным по сравнению с масштабом деятельности банка и существенно меньше вреда, причиненного другими ответчиками».

Дата
Отправить заявку
E-mail*
ФИО
Контактная информация (телефон, Skype, другие способы связи)
Вопрос*

* - Поля отмеченные звездочкой, обязательны для заполнения
О статусе Вашей заявки можно узнать, позвонив по телефону
+7 495 737-53-53, добавочный 5100